К листве лимонной чёрного двора...

Дата: 17-09-2008 | 15:56:08





* * *



Ракло и тремпель - харьковские цацки,
похмельями зачатые слова.
Трущобами замацанные сказки,
ветвистая, над мусором, трава.
Да, я любил те дымные бурьяны!
Осеннее мальчишество моё
бродяжило по листопаду пьяно,
лишь заполночь царапаясь в жильё...

Ни злого века, ни чумного места
незамутнённый взор не признавал.
И жизнь была желанна, как невеста,
в те дни, когда я лёгок был и мал.
На Рымарскую улицу вернёмся -
к листве лимонной чёрного двора,
в далёком дне средь осени проснёмся
и снова будем молоды с утра.

И удивимся вновь живучей сини
над копотью дворовых чердаков.
В кривом окне на хрупкой мандолине
играет мальчик жилками висков.
И вновь мы будем теми, кем не стали,
и снова нам сулит звезду достать
плебейский город - из травы и стали,
босяцкая и ангельская стать...





* * *



Дикой яблони ветви бездомные
над погостом шумят на ветру,
повторяя ненастно-огромное:
"Мы умрём. Ты умрёшь. Я умру..."
Дымны вязов багрянные головы,
мокнут плечи осенних крестов.
Тело книги - из тяжкого олова,
и соломенны крылья листов...

И я чую, как буквы безмолвные
в час, когда холодеют леса,
оживляют воздушными волнами
золотых мертвецов голоса.
Слышу лепеты грешного племени.
И не тает огонь в образАх -
переплески пространства и времени,
неизбывное в смертных глазах...





* * *



Когда обнищавшая осень
в пустой забирается сад,
мы, дикие птицы, не просим
у стужи и ветра пощад.
Когда мелкозубые иглы
терзают веранды стекло,
мы, малые дети, притихли
в дому, где темно и тепло...

О чём ты молчишь, белобрысый,
единноутробный мой брат?
О том, что прохладой аниса
щербатые окна сквозят?
О том, что вещунья-природа
ни слова не вымолвит вспять,
и надо опять на полгода
в мохнатую спячку впадать?..


Ау, приунывший мальчонка,
за птицей вослед встрепенись! -
Вдоль нити анисовой тонкой,
вдоль запаха, тянется жизнь.
В ней нету надежд о пощаде
для летней стрекозьей мечты,
но ярки ещё в палисаде
промокших календул цветы...


Что-то невероятное случилось с названием. Я даже вздрогнул. Подумал, что и Вы переселились из нашего Харькова в Димону. Есть такой город в Израиле.

Сергей, я, когда читаю стихотворение, внедряюсь в него душой, я какое-время им живу, и оценивается зачастую это состояние, а не смысл. Как я могу переключиться сразу на второе или на третье? Поэтому я не люблю циклов. Просто прочитать - можно, оценить - нельзя. Так вот, первое стихотворение замечательное, сочные и пахучие детали из детства, даже "Когда мелкозубые иглы
терзают веранды стекло".

Геннадий

Памятные стихи, замечательные...

Серёж, дорогой, накануне отъезда на фестиваль дай мне об этом знать, чтобы я мог тебя встретить и помочь с устройством.

Твой Олег

плебейский город - из травы и стали,
Босяцкая и ангельская стать.
-
афоризм, вестимо!

Ну что, г-н Бальмонт ХХІ века, "на Рымарскую улицу вернемся"?