Запомни и заполни свой мир в волшебном сне

Дата: 28-08-2008 | 13:58:01

1.
Пахнет корицей и хмелем… Всюду, куда не смотри,
Вахмистр сытый Емеля жрет на печи куличи.
Пахнет ладаном и хмелем, вечный работник Балда
ищет попа в опохмеле. Только усоп борода.

Негде разжиться алтыном, жрал бы Балда сальтисон,
Если бы не был кретином, выбив попа из кальсон.
Сказок хмельная удача, но в опохмеле народ
Ищет сто грамм, а в придачу, может, кто двести плеснет.

2.
На перегреве лета гребу в пустом трамвае - под лейбой: номер-помер - ни пуха ни пера,
а подле сипло-тетки скрипят об урожае - и ширится по миру стенаний трын-трава.
Придушенные всяко, примазанные липко, придолбанные к миру вороньи гнёзда лет.
В те годы за ошибкой я совершал ошибку, но время их свернуло в малиновый планшет.

В планшете том эпоха - сплошная непонятка, как кукла-неприглядка - не стоит ни гроша.
Но мне от той эпохи - легко, светло и сладко, поскольку в той эпохе я жил на букву "Ша"!
Шатун, шалун и шудра - я жил на свете мудро: писал стихи и бражил, не напрягая жил.
Но вот иное время, иное встало семья, как будто некто рОзлил по миру рыбий жир.

Повсюду губошлепство - в саду ли, в огороде, а я пишу об этом обзорные стришки,
Хоть не был я Емелей по святцам своим вроде, но будто кто-то вставил мне новый код башки!
Не вышел в Енералы - не будь блохой на взводе, причислят в аксакалы и выдадут носки.
В носках зимой теплее и все таком же роде... Я буду в этом роде до гробовой доски!

3.
Нет дня, чтоб Музы не бывало - даруют строчки небеса
и даровитым аксакалам, и тем, кто прожил полчаса.
Но только, что речит младенец - не вразумительно ещё:
будь он провидец иль возренец - гунявит истин существо.

И опадают истин шквалы иной раз в памперсы бывало.
Ведь желторотые юнцы изрядно гадить молодцы.
Их даровитости печать: нас рать... нас рать... и снова - рать!

4.
Индикатор несуразности индуцирует нервозность,
семантические разности - дивной речи одиозность.
Вон японцы, те по капельки выжимают в слово мир -
Мураками умиляется - дескать, мы так говорим.

На планете, где извилины камнепадов вышли в ночь,
свято веруют в обилие пёстрых духов-тамогоч!
А селедки самурайские козакам одним под стать -
те де стрижки залихвацкие, та же вольницы печать!

Вот живу порой и думаю: чем же я не рыба-Кит?
Коль треску на завтрак хрумаю на японцев без обид.
Хоть плыву я на троллейбусе - еду вкалывать с утра,
и ищу загадку в ребусе: словом к слову... кутерьма.

И портки не "откутюрные" относил уже до дыр.
Стал быть тоже мы культурные, и для нас открыт эфир!

5.
Лабухи тушуются у морга: скоро ли-то вынесут жмура.
Тумборылый "Пазик" мордой в морду - смотрит в "Форд-фиесту"...
Не родня!
Не спешат покуда санитары: тары-бары, тещи, пироги,
выпитые водки самовары с закусью от бабушки Яги.

Преферанс - по сотне с мелочишкой, макияж наносится густой.
Жмур лежит степенно - тишком-нишком, не знакомый с гробовой доской.
Вист... ещё... и сотни не бывало. Значит время - в гроб жмура кладут.
- Выноси! - команда прозвучала. - Лабухи с оркестрами идут.

И оно, хотя и не фиеста, и кого-то под руки ведут:
Смерть - она, известно, не невеста, но красна, когда в гробу уют.
Санитары, лабухи и гости вперемежку, жаль, что нет попа.
Раввин просит много на погосте. Ключ на старт. Поехали... Пора!

6.
Запомни и заполни свой мир в волшебном сне - комюнити сегодня опять в большой цене!
Живёт в них сопричастье к творимому добру - приставу Энской части сей мир не по нутру.
Ни взять его да высечь, ни выбить за гроши - пристав из Энской части тоскует от души.
Владимир Маяковский пьет горькое саке, глотает рыбьи роллы с морщеньем в кадыке.

Маскульт не "От Кутюрно" протаскивают в щель несыгранность ноктюрна, как в устрицу форель.
И вот уже в салате из вобл и пахлавы, в волшебном аромате нарезаны мечты.
Лежат на лизоблюде и в патоке плывут в миры, где просто люди в безветрии живут.
Наесться и напиться б им - вот и все дела, мечтой опохмелиться подобная шпана.

Не прыгнуть им в сансару соцветием огней, но вырвет их на шару от выстраданных дней.

Август 2008 г.

Печально, но весьма узнаваемо.

Спасибо, Веле.