Дневная колыбельная. Из книги "Луна в колодце".

Дата: 07-08-2008 | 22:47:37



Что глядишь, моя кровинка,
В пустоту голубизны?
То над рынком половинка
Опрокинутой луны.

То в архангельской твердыне
По булыжнику двора
Бродит бледный призрак дыни –
Той, что съедена вчера.

Не царевнина корона
Серебрится поутру –
То, дитя, ладья Харона
Рассыхается в жару:

Брошенная кверху днищем,
Как медуза на песок...
Потому, чего мы ищем,
Мы не знаем, колосок.

И тому есть верны знаки:
Там, где мусорные баки,
Черной кискою душа
Ходит-бродит не спеша...

3.08.1991

Не царевнина корона
Серебрится поутру –
То, дитя, ладья Харона
Рассыхается в жару:

Брошенная кверху днищем,
Как медуза на песок...
Потому, чего мы ищем,
Мы не знаем, колосок.

И тому есть верны знаки:
Там, где мусорные баки,
Черной кискою душа
Ходит-бродит не спеша... -

очень близок мне, Тина, этот Ваш 91-го года стих - близок и по думе, и по искристости звучания, непременной у Вас, как я уже с радостью удостоверился.
И вот, хочу в ответ выдать Вам свою "Колыбельную", написанную буквально пару месяцев назад, несколько, эскьюз ми, может быть, хулиганистую...
Но других колыбельных, увы, у меня пока что нет... -



Колыбельная



Сладкий Хулио в свежем бронзаже, в загаре Иглезиас
закрывает глаза, не кончая, поёт про амор.
В холодильнике - вакуум. Мышь психанула, повесилась.
На стекле ледовитом ветвится январский узор.
В ледниках - и гора Арарат. И ковчег не отыщется.
Азнавур подвывает - про свой, про парижский, лямур.
Жизнь стращает счетами, бедовая баба-обидчица.
По сусекам скребётся мороз - людоед, самодур.

По сараям - чувалы со скарбом, со скорбною рухлядью.
По обочинам - сёла. Промежду сугробов - кресты.
Олигарховы сны громоздятся награбленной утварью.
Спит неправедный суд.
Засыпай, мой хороший, и ты!
Сладкий Хулио входит в контакт с шоколадной Кончитою.
Педро Гомес протёр справедливой навахи клинок.
Синий спирт сериала над ночью плывёт ледовитою.
Будет день мудреней.
Засыпай, поскорей, мой сынок!


Всего Вам доброго!

Душевно ты... приложила.

Тин, алавердну...:))

СЕРЕЖКИНА КОЛЫБЕЛЬНАЯ

За дружиною дружина
и за ратью рать,
мы идем на вражину,
мы идем воевать.

У нас крепкие щиты,
у нас острые мечи,
ну а наши кони
чудо как горячи.

Во престольном городе во Киеве,
на высоком крыльце
восседает князь Ясно - Солнышко Володимир,
голова в серебре.

Созывает он бояр
и так говорит:
"То не коршун летит,
то не волк бежит,

по степи по широкой
вражье войско спешит.
Созывайте вы народ,
выдвигайте воевод,

и в поход, на врага,
нам свобода дорога".
За дружиною дружина
и за ратью рать,

мы идем на вражину.
Мы идем воевать.
У нас крепкие щиты,
у нас острые мечи,

ну а наши кони
чудо как горячи.
Во престольном городе во Киеве
на высокой горе.....

1974