Из цикла "Май-сновидец", 7 стихотворений, книга "Под открытым небом"

Дата: 29-07-2008 | 13:22:18

1.

Только во сне я бываю опять влюблена.
Лёгок мой сон под наркозом цветущих акаций…
День-работяга, трезвя, подбодрит: «Не вина
И не беда, что всему суждено примелькаться».

И зачастит мой большак колесом, колесом,
Сполохи мака сливая в кровавую подпись:
«Жизнь – это сон, не гадай, – не сбывается сон.
Вымысел – жизнь, и не нами задумана повесть».

Экая новость бездомных колёс, – обнови
Алые маковы брызги у майских обочин!
Кратки, что маковы сполохи, сны о любви,
Но не надолго и хлеб в отупеньи рабочем.

Этих сюжетов повторам доселе цены
Твёрдой не знаю, люблю эти старые враки!
Лёгкие, лёгкие, лёгкие, лёгкие сны
Лёгкой походкой акаций плутают во мраке.

25.05.05

3.

Дай мне кленовую пятерню, лупоглазый май, –
Ну-ка, расправь недоверчивую щепоть.
Сам привираешь семь раз на дню, в первозданный рай
Путь мягко стелешь, да заказал Господь!

Ты беззастенчиво рассовал по застрехам птах,
Ради гнездовья рассеяв единство стай.
Всем одиноким влюблённым на всех мостах
Даришь звезду, непонятную, как Китай.

Ну, запихни-ка меня, давай, в тот ночной вагон,
Что поутру продерёт глаза над большой рекой!
Я пересяду в речной трамвай, чтоб тебе вдогон
Гладь возмутить и вспенить – ты сам такой.

Может, мне выпадет необычайная радость, май, –
Слушай, наставь за меня небесам свечей! –
Я ворочу себя давнюю, изумляйся знай,
Знай да помалкивай, что мой шатёр – ничей.

Маковый маг, моя прелесть, май, ты тщета, мара, –
Как я могла с тобой некогда быть всерьёз?.. –
На-ка, свези несуразный груз – все мои «вчера»
Да растолмачь их в упорстве ночных колёс.

15.05.06

5.

В небо пущенный алый кочет
Прогорланил – и в небе голо.
Я тиха сегодня – грохочет
Лишь волна в развалинах мола.

Ну, давай, мой май, будем квиты
Проживать – в забвеньи, не в споре, –
Где о тротуарные плиты
Плещется житейское море.

Я живу и этим довольна,
Не слыла, ты знаешь, святою, –
Тех, кто сдался в плен добровольно,
Ты пои своей наркотою!

Только нам ли, беженцам сирым,
Умолять захватчика втуне, –
Чёрта с два отпустит он с миром,
Враль на белопарусной шхуне.

Пусть там в трюме мысли и годы –
Он, юнец, не знает кордона
И влечёт в запретные воды,
Где печаль, как грёза, бездонна.

21.05.06

6.

Ты – разнеженное предгрозье
Палисадников и лужаек:
И пронзительнейшее солнце
Не рассеет лиловых снов;

Как зазывное пенье козье
В рощах, май, ты упрям и жалок,
Ты липуч, словно плаксы-сосны,
И летуч поверх всех основ.

Но какую, однако, милю
Вместе пашем, тревожа норы,
И какою, однако, солью
Может высверкнуть белизна!

Я в тебе не сужу, мой милый,
Несуразный поэтов норов,
Мы пройдём – перекатной голью:
Песни-цветики – вся казна.

И какие круги, однако,
Побегут по стоячим водам,
И какие, мой братец, волны
В крен уложат спесивый бриг!..

Не в укор нам, что всем инако
Мы живём, не проникшись годом,
И про все священные войны
Втайне держим суму расстриг.

22.05.06

8.

Мы с безысходным усердием брёвен
Выгрели стужу в ущельях дворов;
Ныне же, в грохоте, лязге и рёве,
Мы удостоились майских даров.

Но и в сиреневых чащах загонщик
Сел деловито – и я сочтена.
Ты выручай меня, синий вагончик,
Мчи меня в тишь, где хохочет волна.

Пусть себе старятся знанья и зданья –
Лишь океан вечно молод и рьян.
Где не нуждается смерть в оправданьи,
Выбрось, трамвай, меня в здешний бурьян.

Здесь, на мгновенье поладив с собою,
Вечность саму приберу я к рукам,
Тихо шагая навстречу прибою
Травами – в воздухе – по облакам…

Не растревожив ни лоно морское
И ни обрыва морщинистый лоб,
Память иссякнет, как птичий, тоскою
Страсти сезонной клокочущий, зоб.

Здесь я постигну, что было в начале,
Пребыло кем, заповедав: «Терпи!..» –
И разольюсь застарелой печалью
Греческой песни в полынной степи.

24.05.06

10.

Погуляй со мной, сколь срока, во саду, –
Я весенняя морока, я пройду,
И, быть может, во всамделишней стране
Ты однажды затоскуешь обо мне.

Может быть, среди взаправдашнего дня
Всею кожей ты почуешь – нет меня,
И вслепую, и впустую, налегке
Подойдёшь, чтоб гладил тополь по щеке.

И почувствуешь нежданно, как легка
Милосердной запредельности рука, –
Легче сполохов зарничного огня
Поцелую, птичьим гомоном звеня.

Погуляй со мною в поле, мил дружок, –
На живую нитку в травах мой стежок;
Грому ль гуду – в жаворонкову-то высь?
Ни о чём таком не буду, не боись.

А когда меня затопит тишина,
Вспомнишь грусть мою, – она тебе слышна:
Тихо – зёрнышком у поля в борозде, –
Слушай долгий плач тополий ко звезде.

26.05.06

13.

И как ты рощу пухом ни унежь,
Прибить его громам, –
Кати шаром, калина-бульдонеж,
По майским закромам!

Стрижонок трепыхается в горсти,
И тщится, глядя в тень,
Последнюю улыбку соблюсти
Последний вешний день.

Последняя нахлынет белизна –
Последнему в помин:
Акация, шиповник, бузина,
Рябина и жасмин.

Замусорит асфальты праздный цвет,
Утщаясь – добела…
Май-дерзостник, в тебе лукавства нет, –
Вспомянь: и я – была.

29.05.2006

Тина, я с интересом прочел, по-моему, все Ваши тексты, и они мне представляются поэтичными, содержательными, нешаблонными. К сожалению, трудно сразу оценить весь цикл стихов, и предметный разговор здесь затруднен. Уверен, что Вы обвыкнете на сайте, и все будет о-кэй! :)))