Аничков мост (3)

Дата: 05-07-2008 | 22:57:59

XVI
...
Пролог иссяк. К несчастию, сантим
Уж извлечён из сумочки наплечной.

XVII
Льют струи ниц. Нанизан полонез
На струны лона речки скоротечной.
Обычай беспричинный и беспечный:
Шаг, полувзмах, изящный полужест,
Златящий длань простёртую Фонтанки –
Кочующей по улицам цыганки.
Суть исстари всяк присный пилигрим
Полтину в реку бросит, сердцу внемля...
Дождь с капителей слизывает грим
И в люки мостовых смывает время.

XVIII
Снимает с плеч промокший город-храм
Набухшую лакейскую ливрею,
Зашторивает синей акварелью
Полоски электрических реклам.
Бытийную размачивая бренность,
Стирая с ликов улиц современность
И патину, стремится вспять февраль.
Лет паутину сбрасывает Лета,
И льётся ниц простая пастораль,
А в звонких струях крутится монета.

XIX
Мал золотник и проба серебра
Едва дороже, чем сама примета –
Осколок незапамятного лета
Чеканки Петербургского двора.
Двугривенный неровный и шершавый,
С отличьем Александровской державы –
Ширококрылым гербовым орлом,
Раскинувшим когтистые десницы.
Сребристый диск, сверкающий ребром,
Как ободом небесной колесницы.

XX
Волшебный перелистан календарь
В сто семьдесят страниц (и две седмицы).
Спорхнул на град с Адмиралтейской спицы
Морозный, хрусткий, взбалмошный январь.
И отраженьем в речке неглубокой
Натешившись, сей франт голубоокой
Нагромоздил под Аничковым льду,
Поставил, вроде вензеля, виньетку
И снегопадом спрятал – на лету! –
Оброненную барышней монетку.

XXI
Так херувим, кружа над январём,
Теряет с пухлой ноженьки пинетку,
И та, упав на кружевную ветку,
Алеет, обратившись снегирём.
Так хор метафор красит скучность прозы.
Так зимней сказки суть метаморфозы.
Навеянный же сказочником сон
Чрез вечность перекинул виадуки
И умертвил клаксонов унисон,
Но воскресил неслыханные звуки.

XXII
Меж Петроградских зданий-леденцов
Лубки-картинки – переулков луки –
Расплёскивают стансы о разлуке
Торжоцких да тверецких бубенцов.
Раскручивая вихри снеговые
Скрипят-хрустят полозья почтовые,
Им ломовые скачут по пятам,
Один, другой, двадцатый – точно моли! –
Который из почтамта, кто в почтамт
Везёт журналы, письма, бандероли.

XXIII
Чуть утра след, статистов уж потоп:
Зеваючи примеривают роли
Людей служилых. Здесь по Божьей воле
Кто булочник, кто будочник, кто поп.
С казённой опечатанной депешей
Спешит чиновник по особым – пеший.
В шинели из зелёного сукна
Советник ли надворный, титулярный:
«На Невском настаёт сей час весна», –
Напишет завсегдатай популярный.

XXIV
В прорехах неба бледная луна,
Как в северных барханах волк полярный,
Глядится свысока на град фиглярный,
Сверкающий звездою с галуна
Невы-реки. В безумно-лунном блеске
Роятся петербургские гротески:
Се Аничков – иссиня-черен, стар;
Хранят исчадье башни-великаны,
И к хордам их прикован тротуар...
И конные исчезли истуканы.

"Дождь с капителей слизывает грим
И в люки мостовых смывает время."

"Снимает с плеч промокший город-храм
Набухшую лакейскую ливрею,
Зашторивает синей акварелью
Полоски электрических реклам."

"В прорехах неба бледная луна,
Как в северных барханах волк полярный,
Глядится свысока на град фиглярный,
Сверкающий звездою с галуна"

Саша, я привел только несколько примеров настоящей поэтичной образности. А все предложенное необычайно плотно, учитывая большой размер произведения, и здесь производит впечатление художественного полотна в Эрмитаже.

Геннадий