Веле Штылвелд: Антология строчки - 2008

Дата: 07-06-2008 | 20:03:06

1.

В летних радугах, в грозах весенних, на живом изумруде полей
Светный +нгел ступает степенно, разливая в пространстве элей.
И сливается с мелосом птичьим бирюзовая благость дождя -
в преднебесно-земном пограничье сирый мир обретает права.

В повседневном неряшливом мире просит шут благодатный элей,
а душа на оконном клавире на останок взывает: "Налей!"..
...В летних радугах, в грозах весенних изумрудно сверкает земля
в алых маках пылая, как в венах, накаляясь огнём бытия.

2.

Тем и ценны в мире маки, что в их коконах живых
закипают мира шлаки: ширки огненный гамбит.
В кровь заварка, в мозг запарка, а не +нгелы в соплях -
драйв не здешнего пригарка сеет смерть на скоростях.

Чуют +нгелы проруху, чуют лешие беду,
причитают в страсть старухи у беды на поводу...
...Наркоманы, наркотрафик, нарко+нгельский барон
на груди не рвёт рубахи у поверженных икон...

...а страдает, очищает эту землю от чумы,
на краю Земли стеная от поветрия молвы.
Б-г нечаянно рассеял на земле чертополох,
чтобы +нгелы, седея, вычищали землю впрок.

В нашей жизни беспросветной, в нашей жизни не святой
им, амбрэ испившим в небе, на земле не дан покой.
Не дарована им участь проходимцев бытия,
и живут они тем мучась - их не приняла Земля!

И теперь бредут по лужам в изумрудных красках дня,
но не прислан им на ужин +гнец божий - счастья для...
Лица +нгелов испиты и осипли голоса -
но не капает в корыто с Неба Божия роса..

И отверженные Богом на галерах блудных дней -
между Небом и порогом в Ад живут они теперь.
Глосолалят в благовестье, благочинно водку жрут,
но собраться как-то вместе им препоны не дают.

У икон рыдают хором хамовитые земляне,
ну, а в мире заиконном бражат инопланетяне.
Тех и этих не проехать и сохой не обойти,
Трудно жить на белом свете, а на Небо нет пути!

3.

+нгел, +нгел, солнце в луже, звёзды выжаты в росу,
рыжий кот жует счастливо, рвёт зубами колбасу.
Ни пррок он, ни +постол - просто вызванный на срок:
шибко мал умом и ростом милый комнатный божок.

С ним сдружился я недаром, потому что на весу,
я несу души нектары в человеческом лесу!
Вакханалия злодейства возникает тут и там.
Солнце в пиве - фарисейство - растекает по губам.

Ни сказав и слово другу, плднимаю свой бокал -
хоть до времени потуги мне давались по слогам.
Но сейчас, как с дна колодца виночерпий-прохиндей
наполняет кубок солнцем прежде пива лицедей.

Пей! и пью - за мать, за друга, отошедших в мир иной,
пью за рыжего зверюгу, стерегущего покой.
Пью за тех, кто перебрался в мир заоблочного сна.
Пью за эру Кали-юга, с тем чтоб кончилась она.

Чтоб явив себя блесною, вновь ушла на глубину,
чтоб воспряли мы весною той, что явится в миру!

4.


Кот, вращающий башкой, на кругу гончарном ожил,
лепку пережив и обжиг, став вдруг комнатным божком.
И теперь глядит в окно с подоконника-божницы,
будто в будущность глядится сквозь волшебное стекло.

Котовасия в цене... Между тем, ни кот Василий,
ни его хозяин сирый не играют на трубе.
Отобрала жизнь альты, и гобои, и кларнеты,
горны, трубы и лорнеты у взлохмаченной толпы.

Прежде где ни плюнь, Васёк, жили в мире оркестранты -
всевозможные таланты - всяк имел свой голосок!
А теперь хрипят с утра электронные будилы
и ворчат по полной силе: Эй, флейтист, вставать пора!

А у флейты не лады с этим миром, с этим летом,
с обесточенным поэтом и всесилием орды.
Разрушает мир орда с котовасией под солнцем,
и уходит в никуда кот в божнице на оконце.

Вновь потянутся дожди, кот свернется халобуде,
там где мимо ходят люди, побывавшие в воде.
И в картонном сундучке по-гусарски взгляд он бросит,
и на сердце будет осень и печаль на кандачке.

Но покуда - кто куда, а Василий шмыг на солнце
и взирает за оконце: где вы кошки? Ходь сюда!
Поворкуем, покотячим, мир собой переиначим
сводным МЯУ, господа!

Эй, оркестр, уйми басы - мы мурлыкаем в истоме
за кровянки в гастрономе, не по прихоти попсы!
Не усы, а камертон нам подарены природой
завершаем спич сей одой.. Мяу, мяу... Кошкин дом

Мне больше понравились первое и второе стихотворения. А вообще, Вы пишете хорошо, но мне кажется, тексты иногда требуют редакторской работы.

Геннадий