Из цикла "Мемориал"

ПАМЯТЬ

1.
Нас ограбило рабье время.
Нами правило жабье племя.
К дыбе наши отцы призывались –
и с отвращением признавались...
О сумасшедшая формула века:
“Был человек - и нет человека!”
Засыпал - Косиором! Эйхе!
Просыпался - шпионом рейха,
Гитлера-Геринга платным агентом
или, там, Генрихом
Плантагенетом...

2.
В доме, хоть плачь, ни огня, ни души...
Память-палачка! Пусти, не души!
Выйди, постой хоть минутку за дверью,
Дай на мгновенье хоть каплю забвенья!
Дай отпугнуть эти зыбкие тени!
Дай отдохнуть от навязчивой темы!
Дай сочинить о весне, о любви...
Память-палачка! Пусти, не дави!

3.
.
Нет! Не даёт, не пускает, не хочет!
То вдруг заплачет, а вдруг захохочет...
В горло вцепились немытые пальцы,
В очи несытыми беньками пялится,
В уши мне шепчет зловещее:
- Помниш-ш-шь? –
Только о том. Всё о том же. О том лишь...

4.
Помню!
И в этом – мученье моё.
Помню!
Обходит меня забытьё.
Помню!
Ступить я не в силах ни шагу,
чтоб не увидеть
дыбу
и жабу...

1967


ОДА АНКЕТЕ

О, дар небес благословенный,
Источник всех великих дел,
О, Вольность, Вольность,
дар бесценный,
Дозволь, чтоб раб тебя воспел!
...............................................
Седяй во власти, да смятутся
От гласа твоего цари!

Александр Радищев.

Эпохи жанр окровавлЕнный,
источник многих пухлых “Дел”, -
дозволь, Анкета, жанр бесценный,
чтоб подлый кадр тебя воспел!

Тот, кто в тебе не колупался,
кто у кормила не стоял,
кто привлекался, колебался,
и пребывал, и состоял,
тот, кто в тебе имеет пятна
или неясные места, -
тому, Анкета, непонятна
твоя святая красота.

Но вы, но вы, седяй во власти,
вы, картотеки шулера,
но вы, начальники спецчасти,
подбора кадров мастера,
но вы, режимники лихие,
пред кем склоняются стихии, –
вы все в Анкету влюблены!
Молитву вы ей все творите,
приказано вам бдить – вы бдите,
о, благонравия... бдуны!

И то сказать: как знали б люди,
что с ними было, есть и будет, -
не будь десятка чётких граф,
не будь волнительной бумажки,
пред коей равен замарашке
и пышный зав, и бывший граф.

Придёт любой Ванюха Падлов,
Возьмёт “листок учёта кадров”,
проставит в нём то “да”, то “нет”, -
и вот - лови момент в натуре! -
сей элемент - в номенклатуре,
уже у чёрта - кабинет!

Зато талантливый Василий
от напряженья станет синий,
стремясь пробиться, не пролезть, -
но нет несчастному доверья -
и он останется за дверью,
зане пятно в Анкете есть!

(Не говорите про Абрама:
там вообще не жизнь, а драма!
Тебе простят, что ты - пират,
что ты - дебил, что ты - дубина,
что ты убил родного сына,
но что Абраша - не простят!)

Эпохи жанр окровавленный,
незаменимый, неизменный
(и, несомненно, основной), -
так позволяешь ты, Анкета,
судить премудро то и это,
вершить народом - и страной!

1972 – 1979




УБЕЖДЁННОСТЬ

Вонзил кинжал убийца нечестивый
В грудь Деларю, -
Тот, шляпу сняв, сказал ему учтиво:
- Благодарю!

Алексей К. Толстой.

Одну молитву чудную
твержу я наизусть.

М. Лермонтов.

1.
Отец мой был герой “гражданки”,
потом “Магнитку” подымал...
Перед расстрелом на Лубянке
Он спел “Интернационал”.

Он мне прислал записку тайно,
а в ней - бессмертные слова:
“Я пал нелепо и случайно,
но правда высшая - жива!
Ну, что ж: в пылу кровавой
сшибки
своими выбит из седла, -
я не виню их за ошибки,
но прославляю за дела.
И, сколько б клевета ни длилась,
пусть сердце истину хранит:
ПУСТЬ ЧАСТНАЯ НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ
ВАМ ОБЩЕЙ ПРАВДЫ НЕ ЗАТМИТ!”

2.
Прочесть о маминой судьбе
В “Каховке” можно у Светлова -
и в протоколе у Грязнова
из Управленья МГБ:

Бои... дискуссии... партвзносы...
промплан... Осоавиахим...

Лагпункты, БУРы и допросы,
стукач, и опер, и режим!

Она скончалась от инсульта.
Как раз гремел Двадцатый съезд!
Ей сгоряча, как жертве “культа”,
поставил памятник собес.
На камне золотом пробилось
и завещанием звучит:
Пусть всё, что с нами приключилось,
нам светлой правды не затмит!

3.
Мой брат, рождённый музыкантом,
мечтал свою потешить страсть
и, руководствуясь талантом,
в консерваторию попасть.
На Украине сдать экзамен
мешала пятая графа,
так он сдавал его в Казани -
и в этом вовсе нет греха:
у нас без ксивы и на рынке
порой не купишь ни черта,
а там татаре, по старинке,
не слишком смотрят в паспорта.
Он был упорен и настойчив,
и вот - попал! И вот - окончил!
И вот - с дипломом музыкант!
Ура! Да здравствует талант!

Своим возвышенным примером
Он колет очи маловерам.
Он постоянно говорит:

“Ах, что б со мною ни случилось,
но частная несправедливость
мне общей правды не затмит!"


4.
Меня толкали на Байкале.
В Майли держали на мели.
А на Урале - обобрали.
А на Арале - наорали.
А в Обояни - обгребли.

Но что бы ни было при этом
и как бы круто ни пришлось -

отца и матери заветы
и брата мудрые советы
храню надёжно и всерьёз.

5.
Меня подвесили за... шею.
С другими рядом я вишу
и с правоверностью еврея*)
молитву чудную вершу:

“Ах! что б со мною ни свершилось, -
пускай хоть каждый так висит! -

но мелкая несправедливость
мне крупной правды не затмит!”

1971
*) Вариант рифмы: “с убеждённостью китайца”. - Авт.

----------------------

Это История Государства Российского с 1917 года и , что особенно страшно, до наших дней. И даже успехи Дима Билана не помогут.