Царицын лист.

Дата: 18-05-2008 | 12:43:51

***
… меня не хватит. еще немного
меня, чуть-чуть. увели с дороги и
тонкой нищенскою девчонкой
меня забыли, собрав коронки.

так старый дом – посолонь, по краю.
голубкой выбрал, голубкой знал, и
у бывались тени,
меня оставили привиденья,

меня, которой не быть на карте!
и я, которую жальче. жарче
меня, которая - фьють! - оттуда
который раз. - да не будет чуда -

меня, в которую нет и двери,
меня, в которую я не верю.





***
… тебе - захожая, необутая -
по травам-лютикам, по луне;
где за барханами, где за ру'тами,
где у черемухи мнишься. гнев -

ная в молчанье, что Мать ославило,
горю от пятки и до косы,
а от неё, неживою лавою,
переложённою на весы

горю. сгорать бы со всем постыдищем,
со всеми прямо-ходя-щи-ми,
от всех закрыв рукавами пышащими
предательство говорящее

орла, горелого со спины
(нам, право, видна лишь грудь его),
где орденами от «них» до «мы»,
от «там» и до «здесь», залатано.

к тебе все 78 скул
небритых обращены.
не дай господь, угодить на стул
пред очи шальной страны!







***
во Христе ли, за Христом –
нету пазухи бродяжке.
путь, указанный перстом,
просвистела по бумажке

на свирельке. локон чей
опустился в пол, от пола
отметался воробей,
и я - бродяжка до престолов.

там не примут, там возьмут,
локти заведя, как крылья;
может оны прорастут так,
но кто я, подзабыли!

и оставили стеречь
жужелок в горну и пашнях;
да и это не сберечь,
с пола собранной бродяжке.





***
… так-от-кормы-уходят волны - вразрез.
нам не…. да будет встреча в месиве месс!
и разбежавшись в слово, в песни струю;
не повстречать(ся) снов-а, снов не дают.

так хорошо и тайно - в кои века! -
благонесущая благонесомой выйдет строка.
не повстречаться - слово на слоги - в го'ры. с горы,
каменнодробно - горе! - в поры шкуры’

въевшееся зеленой стружкой воды,
впев-шееся в сто стонов. толщи руды
рас-секновеньем гордая горесть прошла;
всех расставаний мертвость легше’е. зола -

проникновенье только в брошенный дом.
ставен сомненье: он ли, нам ли о нем,
брошенным? - до свиданья! - до возвращенья ждать
живости. расстояньям не испугать

мертвости. лед растает, ставший в пути.
всех расставаний мертвость легше простить,
всех расставаний горе. горше полынь
в торбе у мягкой морды. рук до дыры

памяти всяк не тянет. так не познай
трех расставаний: «помню», «навек» и «в рай»!







***
… земли давать – нет меня;
плакать и петь – это я.
в сон увожу – плачь и пой,
дар мой.

квест души – пять десятин,
синим пришед -(ш-ш-ш-), белым взойди
в тонкий прослой меж небес
и полосы, там где лес.

прямо ли, в сени ли кущ,
криво ли, ликом в плющ.

сердце травы зелено,
матери – полным-полно,
черным-черно и молчит.
в пыльной ладони ключи.

ты, чей и ужас нелеп!
ты, травоядный, свиреп!
ты! – нам что шахта, что крепь!

ты! леденеть не’чему:
за руки – прочь! – к вечеру.
мечено, мечено, мечено
божье в крови человечьей.

ведай, а хочешь и знай:
- сестринский принят пай -
Елизаветы обет:
(пятой из Елизавет)

смерти ли? это – пусть;
страшно иное – жить
в этом краю, что гусь,
что человек – лечить!

порохом пахнет рот;
ладанно рассветать
принялся горизонт,
да потемнел опять.

четверть от века взяв,
благодарим за конец.
четверти много! - озяб
чтобы не сын - отец.

сыну: иску’п сы’змальства!
надо так. плоть, что сундук –
царское там мытарство -
людьего больше. не вдруг.

благодарю за озер…,
нет, одного озера
белоцветочный костер -
светлая просьба моя –

ране – молитва вдвоём.
взяли, несли, ну и вот -

… бел, свят. - спасибо, идём.
ключ повернул сонный Петр!







***
… о, радость! - поведай! внемли'! -
сказать им: "без «то-о-овсь!» и без «пли!» -
без помощи - так – перепачкаются;

коленями дурно пахнущим
ещежды стоять в крови’,
рисунками детскими, пальчиковыми
размахивать перед людьми.

иначе: челом фаталистов,
картинами баталистов
у по’лостных ран земли
христосоваться с антихристом,
крутя «Фаберже» в пыли.

не посмотрю, говори! изъянов
нет в этих карстах – внутри есть ямы:
нутро, где больше, нутро - где меньше,
нутро, где вовсе нутра нет; реже –
в нутро, как в яму, в свои убытки –
от Ямы Ганиной в Бабью пытку;

отмыть – не яму, избыть – не мне бы,
а: «… во-о-он породы не той… -
… дай хлеба!»

и хлебу я’менный званье вышло,
а он еме’нный – к едьбе привыкший.

- поведай, что от снегов к Тифлису?
идем ли с правдой? - скажи Алиса.

страна на ямах мрачнее яви;
из ямы в яви полощет стягом
планеты-нищенки подаянье -
страну, где каждый до ям бродяга.

ту – от щерби’ны до оспины,
от рудника до высот –
ямами – жемчуг в россыпях –
ярами станут в срок!

ту - рук протяжных кормилицу,
эту – протяжно: «… корми…» -
от рушника до виселицы –
я-м-а-м-и нашими,

вам – провалами,
заступом – вы, мы – рукой
роем земельную славу
в вечный небесный покой.

прославлю рослые вниз массивы,
прославлю ямы в костях России;
в горстях России прославлю яры;
не опустеют в России ямы!







***
- снег лежит, господь положил
сколь неизведанных лет,
связок сухих, перетёршихся жил;
литры не выпитых бед!

солнце светит, кидаю ввысь
узенького стрижа;
медным облаком появилась
перечитать скрижаль.

лешиком черным метёт барсук,
цыганом прёт медведь –
всё подзаметила - лес вокруг,
гать, да не в гати гореть

двум, только корчиться. ладить гроб
(пусть и дерновый) нет
времени! - и замирает вопль.
царской кукушки след

замер, когда отвернув лицо,
выис-ки-вал в тряпье
запонку, крестик, булавку, кольцо:
что и осталось ей.

такоже соблюла этикет -
в лоб поцелуй невесом
на’ людях.
- мама, людей тут нет!
- милый окончен сон

адов. давая любовь и жизнь,
жизнь приложив к груди,
ласково вышептала: держись!
сам выбирал пути,

глядя в мелькание перед собой,
чувствуя, где твоё.
запоминайте, господь, любой -
в тряпках, бутонах, чалме, нагой -
возле любви – живьём!

это тогда - этикеты вон, -
счастлива что мы – всё! -
перецеловывала всех лбов
твёрдое подволосьё.

нашими – отдана мелкая дань.
в ушко: - papa живой. -
души-то, вот они – белоткань.
дети, пора домой.

нимбами острыми будет рвать
прошлое. тут – святой,
дома – любимый, любовь – печать.
милый, пора домой.

благословен принимавший край!
благо и дальше несть
этому краю – в аду, как рай -
счастье, что жили здесь!

жаль не поднять, не понюхать зерна,
гриб не снести домой.
в этом лесу бестелесной прошла;
в этой стране - святой!






***
в своей малиновой ночи
ворон, ворот и южных терний
я знать хочу о чем молчишь,
единоверная.

в своих морозах лубяных
стоять стою - под снегом щиколоть -
ледок в глазах. глаза прикрыв,
молюсь чтоб не закрыть, а выколоть.

смотрела бы, да в те года
смотрение - слепо и выспренно;
смотрела бы, да борозда
в две горсти неумело высеяна.

ссудила бы себе еще
на встречу времени и разума,
судила бы страну мечом,
судила бы, костром наказывала!

всё, чтобы – так склонялась мать –
от плеч до ладана
ладоней, и тебя качать
краса парадная.

всё, чтобы всё понять в тебе
(одной ли мерою?) -
я принимаю в той стране,
где ты, наверное!












1999 - 2008г.г.


(циклы)

Тема: Re: Царицын лист. Юлия Ворона

Автор Юрий Арустамов

Дата: 18-05-2008 | 21:19:39

У меня, Юля, было давнее стихо "Баллада Ипатьевского дома", даже хотел его поместить у нас. Но на фоне ТАКОГО цикла оно мне показалось плоским и неинтересным. Вообще я считаю, что пространные комментарии не украшают лит. произведения. Но здесь совсем другой случай - примечания тоже являются необходимой частью целого. Спасибо, что не забываете:)))