Мой День Победы (Из письма Людмиле Некрасовской)

Дата: 08-05-2008 | 12:21:53

Дорогая Людочка,
спасибо за поздравление с Днём Победы. А у нас (в этом году - 8 мая: каждый год в другой день, из-за особенностей иудейского календаря!) отмечается ещё и День Независимости - 60-й с 1948 года, когда было провозглашено Государство Израиль. Конечно, второй из этих праздников - прямое и безусловное следствие первого.
Как чётко мне запомнился тот день 9 мая 1945 - вернее, ночь! Мы вернулись в Харьков примерно за год до этого - в апреле 44-го, город лежал в руинах, ещё действовало затемнение (светомаскировка)... Но через несколько месяцев она была отменена. А я уже тогда знал наизусть стихи Маргариты Алигер из её героической поэмы "Зоя", где поэтессе мечталось о будущем Дне Победы:
"Каким он будет, день чудесный тот? / Конечно, солнце/ Непременно лето!/ И наш любимый город расцветёт/ Цветами электрического света..." Так оно и произошло - с той оговоркой, что освещение в израненном городе было очень скудное: мало где светили уличные фонари, а целые кварталы, сгоревшие и разбомблённые, были скрыты во тьме.
Люди уже знали из передач западных радиостанций о капитуляции Германии (ведь во всём мире Победа отмечается 8 мая, и уж Бог знает, зачем Сталин на сутки опоздал с объявлением радостного известия...) Кажется, во втором часу ночи, наконец, последовали московские позывные "Широка страна моя родная", загремел на всю страну бархатный, единственный в мире голос Левитана... И небо над городом вспыхнуло тысячами ракет, пунктирами пулевых трасс, загремело выстрелами - кто из чего только мог, все стреляли!
Народ выбежал на улицы, многие устремились в центр, целовались, обюнимали друг друга - незнакомых в ту ночь не было!
Если бывали в Харькове, то знаете Сумскую: на этой, как считалось, главной, парадной улице (кажется, в доме № 54) до войны, примерно до 1938 г., помещалось консульство Германии, и хорошо помню нацистский флаг с чёрной свастикой в белом круге на его красном полотне... А в 1944 - 45 здесь были редакции областных газет, и у фасада - карта театра военных действий, на которой очень пунктуально была представлена ежедневно менявшаяся, сжимавшая врага линия фронтов: нашего - и союзников. На другой день я видел эту карту - кто-то перечёркнул её меловым крестом! Помню и фразу в газете "Соц. Харкiвщина" по этому поводу: "...Аж ось прийшла невідома радянська людина й єдиним рухом закреслила контури ворожого лігва"...
Утром или ещё ночью 9-е мая было объявлено нерабочим днём, а вечером, казалось, весь город собрался на площади Дзержинского, освещённой мощными "авиационными" прожекторами. Они снопами света гуляли по толпе, "ослепляя" людей и тем ещё увеличивая всеобщее радостное возбуждение и ожидание. Чего ждали? Конечно же, итоговой речи Сталина.
К 8-ми часам вечера послышались позывные, прозвучало обычное для победных военных вечеров предупреждение о "важном сообщении"... И оно последовало: БУДНИЧНОЕ, уже ПРИВЫЧНОЕ и даже ("Приедается всё", - сказал поэт!) поднадоевшего типа сообщение: приказ Верховного Главнокомандующего к освобождению Праги... Не могу передать этого дружного, разочарованного гула толпы: как?! значит, ничего не кончено??? Всё продолжается?..
Ещё час ожидания - и, наконец-то, зазвучал знакомый голос - глухой, с характерным грузинским акцентом... Могу засвидетельствовать: этот человек, принесший так много горя стране (только в нашей родне, сплошь прокоммуняченной, было репрессировано (потом реабилитировкано!) 11 человек, из них двое расстреляно! Под занавес сталинских лет были отправлены в лагеря мои мать и отец!...) - но теперь этот человек в вечер Победы искренне воспринимался народом как мудрый и человечный вождь. Когда он заговорил о том, что лишь одна пражская группировка противника не подчинилась приказу о капитуляции, и сказал по этому поводу (с явно насмешливой интонацией, неторопливо и с паузами произнося слова): "Но я надэюсь... что наша доблэстная Красная Армия... сумэет... привэсти их в тшувство", - вся огромная площадь ("самая большая в Европе!" - до сих пор хвалятся харьковчане) разразилась гомерическим хохотом...

Людочка, извините, во мне заговорил мемуарист. Мною написано СЕМЬ книг воспоминаний, из коих две изданы, несколько есть в Интернете, множество фрагментов публиковались в газетах, журналах... И кое-кто считает, что о том-то да о том-то не надо было писать - "слишком жмёт в шагу"... Но, как видите, мне помнятся и светлые моменты народной жизни, они были у нас общие, и забывать их тоже нельзя, - "не совсем правильно", как дипломатично выражаются некоторые...
Будьте здоровы! Радости Вам и праздничного настроения! = Ф. Р.







Феликс Давидович, читала Ваше письмо со слезами. А потом своим мальчишкам читала. Спасибо Вам за память, за подробности, коим цены нет. Еще раз с праздником. Ваша я