Чайдек Тичборн. Перед казнью.

Моя весна уже навек во льду,
Моя утеха – в одоленье боли,
Моя мечта была мне на беду,
Мой урожай – полыни горькой поле,
Мне солнца свет не видеть и во сне:
Ещё живу – но жизни нет во мне.

Я видел мир – меня мир проглядел,
Я был услышан, слова не сказавши,
Я нить живая – и ей дан предел:
Я юным был – и я не стану старше;
Я плод, созревший зря, – сгнию дотла:
Ещё живу – но жизнь уже прошла.

Я живота лишиться не спешил,
Но к смерти жизнь – кратчайшая дорога,
Я сам же путь в могилу проложил,
Нет времени, хотя его – так много;
Я только начал – и уже конец:
Ещё живу – но я уже мертвец.

My prime of youth is but a frost of cares,
My feast of joy is but a dish of pain,
My crop of corn is but a field of tares,
And all my good is but vain hope of gain;
The day is past, and yet I saw no sun,
And now I live, and now my life is done.

My tale was heard and yet it was not told,
My fruit is fallen, and yet my leaves are green,
My youth is spent and yet I am not old,
I saw the world and yet I was not seen;
My thread is cut and yet it is not spun,
And now I live, and now my life is done.

I sought my death and found it in my womb,
I looked for life and saw it was a shade,
I trod the earth and knew it was my tomb,
And now I die, and now I was but made;
My glass is full, and now my glass is run,
And now I live, and now my life is done.




Владимир Козаровецкий, поэтический перевод, 2008

Сертификат Поэзия.ру: серия 986 № 61421 от 04.05.2008

0 | 0 | 1845 | 05.12.2022. 06:52:54

Комментариев пока нет. Приглашаем Вас прокомментировать это произведение.