Два стихотворения о Холокосте

Дата: 01-05-2008 | 18:16:15

Бухенвальд

Звучит красиво - Бухенвальд,*
Гора и дол покрыты лесом,
Но что же мне туманит взгляд?
В глазах - кровавая завеса.

Здесь восемь лет витала смерть,
На рубищах - сплошные клейма,
И невозможно разглядеть,
Что там, внизу - волшебный Веймар.

Там - Гете "Фауста" писал,
Здесь - пламя смерти бушевало
Там - "Люди гибнут за металл",
Здесь - люди гибнут от металла.

Там - Виланд, Шиллер, Гердер, Бах,
Там - Кранах, сказочен и ярок.
Здесь - пулеметы на столбах
И пасти лютые овчарок.

Там - жил великий Ференц Лист,
Воспевший музыкой свободу.
Здесь - бьют кувалдой в ржавый лист,
Людей сгоняя на работу.

Там - грациозный Бельведер,
Там - дух искусств здоров и пылок.
А здесь - фашистский офицер
С ухмылкой целится в затылок.

Там - Музы вышли на парад,
Здесь - всюду смерти изваянье.
Звучит красиво - Бухенвальд?!
Какое жуткое названье!
---------------------------------------
* Бухенвальд (нем.) - буковый лес

Союзники бомбили города

Союзники бомбили города,
Неся врагу законное возмездье
За Ковентри, за Лидице, Полесье,
За жизнь людей, ушедших в никуда.

Союзники бомбили города,
Продуманно, умело, "на отлично",
А в это время немцы методично
В Освенцим отправляли поезда.

Разведчики писали рапорта,
И многие штабисты знали это,
Но шли и шли в Майданек поезда,
И продолжалась смерти эстафета.

И шел за эшелоном эшелон
Со многих европейских территорий,
И делал свое дело газ "циклон",
И день, и ночь работал крематорий.

Не прерывалась ни на сутки нить,
И лагеря не проявляли милость…
Союзники могли б все разбомбить,
Могли, могли… Но это не случилось.

Союзники бомбили города.

Марк!
Спасибо за нужные, веские, выверенные слова!
Знаю из "Новостей", что в Израиле вчера отмечалась события, связанные с "Холокостом". Ваши слова сказаны ещё и вовремя.
Впрочем, что такое "вовремя" для подобной трагедии?
Спасибо!
Ася Сапир.

Написано мастерски. Глубоко волнует.Спасибо.

В Бухенвальде меня потрясла одна комната. До того я читал о лагере и имел представление о том, что и как там происходило. И потом, уже своими глазами, видел экспозицию. Но эта скромная, чистенькая комната – стол, стул, занавеска на окне… Кажется, там ещё солдат сидел, манекен… Конторская книга с аккуратными записями. А в цементном полу – неглубокий желобок, и рядом из стены краник, на нём шланг резиновый. Всё чинно, по-деловому, пожалуй даже – по-домашнему… Это там, где известный ростомер у стены, откуда в затылок стреляли. Особенно краник этот меня потряс, шланг – я так отчётливо представил, как после этого спокойно, привычно обмывают из него пол, забрызганную стену…