Чернокожий мальчик. Песни невинности. Уильям Блейк (Первый вариант)

[5.] Чернокожий мальчик

На диком юге я рождён, хотя
И чёрен я — душа моя бела,
Как ангел, как английское дитя,
Но кожа — что полуночная мгла.

Под деревом в тени мать и сынок
Смотрели как румянится заря,
И мать, указывая на восток,
Меня поцеловала, говоря:

«На солнце посмотри — там Бог живёт,
Он шлёт тепло любви и дарит свет;
Цветок и древо, человек и скот —
Любой тем светом и теплом согрет.

Нам краткий срок даётся на земле,
Чтобы впитать лучи любви Отца —
И станет тучкой, рощицей во мгле
Смоль нашей кожи и загар лица.

Лишь научись дарить тепло души —
Исчезнет тучка, скажет Бог: «Пора,
Из тёмных рощ, мой Агнец, поспеши
И веселись у моего шатра!»

Так говорила мне когда-то мать;
И белым детям мой наказ таков:
К шатрам Творца мы выйдем танцевать
Без черных туч и белых облаков.

Английский мальчик, мы придём к Отцу
И припадём к стопам Его; тебя
Поглажу я по белому лицу,
А ты посмотришь на меня любя.

22 марта 2008, Benalmadena

[5.] Little Black Boy

My mother bore me in the southern wild,
And I am black, but O! my soul is white,
White as an angel is the English child:
But I am black as if bereav'd of light.

My mother taught me underneath a tree
And sitting down before the heat of day,
She took me on her lap and kissed me,
And pointing to the east began to say.

Look on the rising sun: there God does live
And gives his light, and gives his heat away.
And flowers and trees and beasts and men receive
Comfort in morning joy in the noon day.

And we are put on earth a little space,
That we may learn to bear the beams of love.
And these black bodies and this sun-burnt face
Is but a cloud, and like a shady grove.

For when our souls have learn'd the heat to bear
The cloud will vanish we shall hear his voice,
Saying: come out from the grove my love & care,
And round my golden tent like lambs rejoice.

Thus did my mother say and kissed me.
And thus I say to little English boy.
When I from black and he from white cloud free,
And round the tent of God like lambs we joy:

Ill shade him from the heat till he can bear,
To lean in joy upon our fathers knee.
And when I'll stand and stroke his silver hair,
And be like him and he will then love me.

ca. 1784 — 1789, London



Другие переводы:

Перевод С. Маршака

Чёрный мальчик

Мне жизнь в пустыне мать моя дала,
И чёрен я — одна душа бела.
Английский мальчик светел, словно день,
А я черней, чем темной ночи тень.

Учила, мать под деревом меня
И, прерывая ласками урок,
В сиянье раннем пламенного дня
Мне говорила, глядя на восток.

— Взгляни на Солнце, — там господь живёт,
Он озаряет мир своим огнем.
Траве, зверям и людям он дает
Блаженство утром и отраду днем.

Мы посланы сюда, чтоб глаз привык
К лучам любви, к сиянию небес.
И это тельце, этот черный лик —
Ведь только тучка иль тенистый лес.

Когда глазам не страшен будет день,
Растает тучка. Скажет он: «Пора!
Покиньте, дети, лиственную сень,
Резвитесь здесь, у моего шатра!»

Так говорила часто мать моя.
Английский мальчик, слушай: если ты
Из белой тучки выпорхнешь, а я
Освобожусь от этой черноты, —

Я заслоню тебя от зноя дня
И буду гладить золотую прядь,
Когда, головку светлую клоня,
В тени шатра ты будешь отдыхать.

© С. Маршак

Перевод Сергея Степанова:

Чёрный мальчик

В иной стране я свет увидел Божий;
Я черный, но душа моя бела;
Английский мальчик — ангел белокожий,
Меня же мама черным родила.

И поутру она мне говорила,
Склоняясь с поцелуем надо мной
И указуя взглядом на светило,
Еще не разливающее зной:

«Взгляни на солнце — то Господь сияет!
Даруя свет и благостную тень,
Он все живое щедро оделяет
Заботой утром, лаской в ясный день.

Здесь, на земле, чтобы душа сумела
К лучам любви привыкнуть — зной суров!
Нам черные даны лицо и тело,
Но это только временный покров.

Когда нужды не будет нам в защите,
Покров спадет — услышим в небесах:
«О чада, к Моему шатру придите
И агнцами блаженствуйте в лучах!»

Так мама объясняла мне основы —
И так скажу я брату своему,
Когда он снимет белые покровы
И черные покровы я сниму.

И мальчику английскому вожатым
Я буду на дороге в небеса
И там как равный встану рядом с братом,
Его златые гладя волоса.

© С. Степанов.

Перевод Якова Фельдмана:

Чернокожий мальчик

Я родом оттуда, где солнце сжигает вещи
И где не прохладу, а сухость приносит ветер.
Английский мальчик — он белый как ангел внешне.
А я темнокожий, как будто лишенный света.

Мама учила меня, под деревом сидя,
А я был крошкой и верил каждому слову:
«Солнце встаёт — это Бог — красота и сила,
Жизнь и свобода, и каждого дня основа.

Нас на земле поставил Великий Боже,
Чтоб приучить, подготовить к Любви Палящей.
Душу свою прикрывая сожженной кожей,
Будем готовиться к радости предстоящей.

Будем готовы к тому, чтобы сбросить смело
Темную плоть — и лететь на зовущий голос.
Там у шатра золотого — плясать и блеять —
В радости Вечной — о прошлом не беспокоясь».

Мальчик английский — я буду тебе защитой
Прежде чем ты привыкнешь к Любви Бессмертной.
Там, после жизни, белый не значит чистый.
Там, после жизни, чёрный не значит скверный.

© Яков Фельдман





Д. Смирнов-Садовский, поэтический перевод, 2008

Сертификат Поэзия.ру: серия 1085 № 61028 от 20.04.2008

0 | 0 | 2667 | 08.02.2023. 16:35:39

Комментариев пока нет. Приглашаем Вас прокомментировать это произведение.