Голубых кровей в стране хватает

Дата: 19-03-2008 | 13:44:58

1.
…Кляуза-пауза, жизни пробой, стылая пауза, вялый френдбой.
Зло, особачено, осточертев, лает оплачено, правду презрев!..

...Люди усталые ходят усталой дорогой, птицы уставшие в небе – сорвались в пике.
Годы усталые в душах знобят, – их не трогай! Лики грядущего стынут в холодной воде.

…Люди приходят к Богу от одиночества... люди уходят к звёздам от одиночества...
Все обиды земных существ – от глобального одиночества...

2.
В миру низложенных богов мы букв больших не ставили,
но даже в те года Любовь жила по вечным правилам.
Во рваном рубище Любви тревожат нас ночные сны.
В них – святость Храма на крови, в них – зов проведанной Весны.

Влюблённость – первым делом от простуды. Куда микстурам, Господи прости!
Ценней чем зелья ведьмы Регентруды – влюблённости ажурные мосты.
Есть такие красивые женщины, есть такие счастливые дни!..
Что мне, Господи, зов деревенщины – я ведь сам из деревни Любви!

Дивертисмент, игра наитий, и мир пружинит от соитий,
и размягчает ласки ночь... В них полночь вспениться не прочь!
Икра в мальках играет снедью, смывает осень облака
и осыпает землю медью во ржавых кавернах стиха...

Комочки Человечества, смешные пострелята –
судьбы – ее величества потешные ребята.

3.
Любви людей, легко любящих латентных зарослей леса дивятся даже небеса...

…Гриф – секретно, в сердце – боль, кругосветна, – как пароль,
круговертна, – как печаль, повсеместна, – как эмаль:
прикипела, приросла, притерпелась, умерла.

…Колотые, резаные, рваные раны, как меня кафешантанные.
Неустанно ноют и болят. Знать бы от чего?.. Не говорят.

…Сотревога губ и недуг женских глаз. Кто однажды в жизни не был – тот в ней – пасс!
Кто однажды жить не бросил – тот не жил, кто в душе увидел осень – тот отжил…

4.
…Берегиня, Род, рожденье, судеб россыпи в рассвет,
чресел женских размягченье, крик младенца – жизни свет.

…И я смешон, и ты нелеп, но оба мы вкушаем хлеб,
и воду пьём из родника, и мчит нас времени река.

…Жизнь толкает на поступки, и не жди её уступки!

5.
Забиться в аутсайдеры нелепо. Взорваться бы… Да только не пора.
Эпоха поэтического НЭПа – в поэзии – ни пуха, ни пера!
Как будто получившие подножки, упали те, кто выписан светло…
"Испанские" с шипами босоножки по душам чик! И – жри-ка, воронье!
Скостили их духовные застежки, лодыжки исковеркав до мозгов.
И больше нет душевной неотложки: пиар, угар и шабаш пошляков.

6.
Первый осенний дождь – терция скорых зим смоет печаль и ложь, вытравит горький сплин…
…В это кафе приходит агонизировать осень в старой, проеденной молью шали,
на ветхом, благеньком теле, в котором едва теплится душа
со своими прежними изысками, сбежавшая отогреться после чужих похорон.

…Застоявшийся октябрь в январе застоявшийся октябрь в декабре...
Открывается ключами января перекличка всего прошлого в себе.

7.
…Молекулы снов растормошенной ночью под утро связались в волшебную нить.
И каждый, кто жил на земле бестолочью, сумел безобразно легко воспарить...

…Три поющих звёзды из созвездия Девы совместим на двоих... и умчимся в полёт!
Старых песен вошли в нас с тобою напевы и сожгли наши души без слов и без нот.

7.
Гримасы старых царедворцев у Лукоморья прошлых лет
вдруг вместо чистого колодца свели всех нас в большой клозет...

Старые царедворцы нового короля ищут место у трона, головы прочь ломя,
выкривив лиц гримасы в пряники-атташе, давят житейской массой тех, кто остыл в душе...
тех, кто поддался с лёту, тех, кто на плахи встал – головы их в корзины старый палач корнал...
Старые царедворцы нового короля ищут в души колодце истины ментик зря.
Умер один правитель, правит, поди, иной истинный небожитель с устричной головой.

8.
Традиции Списка хранили в спецхране, туда заносили прижатых к Стене.
Их лица мелькали на фотоэкране, чтоб после без писка исчезнуть в огне...
На фоне эпохи зернистые крохи стыкались с оркестром усопших навек –
на каждую фотку змеистые строки и пулею лоб рассекал между век!

В традиции Списка – отсутствие риска, легко истреблять созерцающих сны:
чуть только возникнет однажды приписка, пора, мол, в расход... И прощай без весны!..
И только немногие, Списка не зная, не стали плодами его урожая.

9.
А мы прошли за Иордан, – нас жизнь вела. Кто выбрал путь, тому был дан сквозь плевела
великий план – за Иордан – пронзает зор, славянской вязи письмена – судьбы узор.
У предков – истина в крови, у нас – в душе, немые храмы на крови скорбят в клише...

Вселенский план – кто вышел в сан, тот выбрал зов... кто мудрость звал,
тот выбил сам из вещих слов... Кто верит в зов, кто верит в сов, кто верит в сны...
Но мы не совы – нам дожить бы до весны! Да, мы – не совы, что сычать нам на судьбу.
Великий труд – души улов у нас на лбу.

10.
…Иисус Христос ушел в иные страны, а нам оставил заповедь: «Аксцись!»
И мчись через моря и океаны в иную гутаперчивую жизнь…
…Кусают ангелы за грудь – не продышать, не продохнуть...

11.
В нас нет жиров инопородных – мы все из прошлого, как есть,
до тех наитий благородных, во зло которым лесть и спесь,
и надругательство над чудом, и надувательство иных,
всех тех, кто шел невесть откуда, чтоб подравняться под святых…

А мы святителей не знали, а мы, да что там говорить…
Нательный крест к душе прижали, и как смогли, сумели жить…
Без тех миров иноприродных, о коих столько говорят…
И бродят тени в благородных, сминая будней маскарад…

12.
…Осторожно всем с терцией орденопросной, жалкой трудягой и бабой несносной,
горькой сквалыгой, отпетой до нет, ей-то: что орден, что ордена нет…
Ей наплевать на забавы кретинов: орденский зуд перезревшей путиной
давит на почки, ширяет мозги… Ба-бу бы!.. Орден бы!!. Сдохнуть в тоске…

В кавалергарде державы тряпичной орден – управа на тех, кто безличный…
Сонм негодяев при множестве блях – шут или плут, а одно, – в орденах!
Крестики, нолики, бляшечки, ромбы… Тромбы державы, где жители – зомби.

…Голубых кровей в стране хватает, не хватает тихих сизарей.
Души в небо чьи-то отлетают, – не ищи в них сизых голубей.

©Авторская редакция, март 2008 г.

Уважаемый Веле!
У Вас в 1-м стихотворении "Правду прИзрев".
Есть два похоже звучащих слова : прИзреть - "дать приют и пропитание" и прЕзреть - презирать. Мне кажется, Вы имели ввиду второй смысл?!
С уважением
Ася Сапир.