Косово поле

КОСОВО ПОЛЕ


Над выжженной, короткою, как щетина, травой
чуть шевелится и дрожит весь,
что желе, что студень, в реторте взвесь
(для зачатия) мужского семени, – зной.
И тяжелый, чуждый телу, сочится
из отверстий и ран земли перегной, –
дух пшеницы, которой не колоситься.

На прожаренных крышах изгнанного села
лишь скелеты гнезд, и последний аист
оторваться от почвы, где жил, пытаясь,
одинокий вестник – вскидывает крыла,
но сквозь перья неба блестит витрина:
от осколков ли, пули шальной, стекла,
разрезающего плоть до сердцевины.

Вот от школы четыре стены стоят,
а внутри зияет провал,
часть экрана, видимо, кинозал
был, клочки газеты висят.
Дворик пылью и мусором колосится,
там, где звонкие голоса ребят –
тишина, и эху негде родиться.

Через улочку – взорванный монастырь,
сбитый колокол, расколотый крест,
клочья риз, разбросанные окрест,
вместо сада и цветника – пустырь,
лужа ржавой воды у дырявого бака,
и в края нездешние поводырь –
пустоту охраняющая собака.

Пять воронок на месте больницы – там
пролетели птицы. Свободы остров
их вскормил снедью чужих погостов
с человеческой кровью напополам.
И стальные яйца легли в гнездовье:
чтобы Новый Порядок устроил храм
с алтарем урановым в изголовье.

А за краем – испепеленный погост,
и присыпанный чуть овраг:
только в сторону сделай шаг,
и тела расстрелянных в полный рост
встанут и побредут вдоль улиц –
потому что не кончен еще покос
и коровы с пастбища не вернулись.

Александр, спасибо за это стихотворение!

Жму Вашу руку.


Константин.

Здравствуйте, Александр. Очень сильное стихотворение. По ощущению – апофеоз гражданской войны, безотносительно того, в какой части света это видел.

Мне кажется избыточным уточнение - (для зачатия). И ритмически и по восприятию образа без него, по-моему, лучше.

Предпоследняя строфа мне показалась чуть слабее по накалу, чем прочие. Наверное, переход от вопросов общечеловеческой морали к политической метафоре сужает воздействие, но это очень субъективно. Я понимаю, Вам требовалось зафиксировать позицию. Тем сильнее заключительная строфа.

С уважением,
Никита

Саша, а мне предпоследняя строфа очень понравилась, там развернутый многослойный образ. Геннадий

"Дворик пылью и мусором колосится,
там, где звонкие голоса ребят –
тишина, и эху негде родиться".
Потрясла концовка:
"А за краем – испепеленный погост,
и присыпанный чуть овраг:
только в сторону сделай шаг,
и тела расстрелянных в полный рост
встанут и побредут вдоль улиц –
потому что не кончен еще покос
и коровы с пастбища не вернулись".
Сильно.
Самое страшное проклятье "Чтоб тебе пусто было" - потому так страшно про тишину на школьном дворике...Кто проклял Косово? А мы помним...

Александр! Не пропустили эту новость?:

5 марта 2009 г. газета "Вашингтон таймс" опубликовала письмо епископа Рашко-Призренского Артемия, адресованное редактору этого издания в связи с публикацией на его страницах 24 февраля 2009 г. статьи шефа наблюдательной миссии ОБСЕ в Косове и Метохии Уильяма Уокера.
Цитата
...Как человек, неоднократно публично выступавший против репрессий и коррумпированности режима Слободана Милошевича, я считаю себя обязанным отреагировать на то, как преувеличенно и фантастически изображаются события 1999 года в сербском крае Косово и Метохия.

... Я был непосредственным очевидцем всего, что происходило до, во время и после войны, которую НАТО развязал против моей страны, и я знаю, что на самом деле не происходило.

...Но до главного наступления югославской армии на UCK и до бегства большого количества албанцев (многие из которых нашли пристанище в самой Сербии или же в сербских монастырях и церквях) дело дошло только тогда, когда стало очевидно, что бомбардировки со стороны НАТО неизбежны. Даже воспаленное воображение тогдашней пропаганды не могло породить ничего похожего на "вагоны для скота", упоминание которых можно трактовать как намеренную попытку наградить сербов "нацистским" клеймом.

Что касается заявлений Уокера о том, что он защищает права человека и гражданские права сербов в Косове, — просим избавить нас от подобного лицемерия! Насилие, в котором Уокер обвиняет сербов, на самом деле совершалось UCK над сербами, при чем в так называемое мирное время, после окончания военных действий. Две трети моей паствы — жертвы этнических чисток в Косове и Метохии, их число несоразмерно превышает количество албанцев, бежавших от войны. И через десять лет сербские беженцы не могут вернуться в свои дома. А те сербы, которые остались здесь, не могут покинуть свои анклавы без страха подвергнуться нападению. Вот так выглядят права сербов, которые так отстаивает Уокер.

...хотя я и не всегда разделяю позицию президента Сербии Бориса Тадича относительно оптимальных методов защиты сербского суверенитета и территориальной целостности, я полностью солидарен с ним в том, что Косово есть и всегда будет неотъемлемой частью нашей страны.


http://www.sedmica.orthodoxy.ru/380-14-03-09.php#2

С уважением.
ИльОль