Крепок человек, ничем не возьмешь его

Дата: 10-02-2008 | 09:46:24

          ***

Крепок человек,
Ничем не возьмешь его.
Глаза еще не успел открыть,
А грех уже стучится к нему,
Шепчет на ухо, предлагает на выбор сласти.
Все испробовал, все отведал,
Ничего не обошел мимо,
На самое дно спустился,
На вершине пригубил воздух,
Золото свое растратил,
Серебро пустил на ветер,
Живого места уже не осталось,
Но глянет вдруг глаз скорбящий,
И видно — душа живая.
Нипочем ей язвы бессильной плоти,
Приступы жадной бездны,
Покушения смерти лукавой.
Весела душа и покойна в вере,
Даже если слов таковых не знает,
И доверчива перед горящей свечою,
Что одна во весь свет сияет
И теплом своим все содержит.

(Даже если слов таковых не знает!),
здесь энергетика прропадает. Нодаром строка взята в скобки. Без нее вообще лучше обойтись.

На усталую голову не стал касаться сути. Боюсь, что и сейчас не шибко готов...

Прикольна традиция не упоминать сакральных имён.
Вера в Б-га... тогда уж и вера в Ч-ка (поскольку по образу и подобию)
взаимноувязаны.
С утратою веры в Ч-ка рушится всё здание веры.

Стихо об этом не рассуждает, а действует. Оно ищет (не побоюсь этого слова) Богоподобия. Докапывается до него. И оставляет читателя в осознании возможности вновь обрести веру в (и этого слова не убоюсь) Человека.

Это бытийная работа каждого нашего дня, без неё мир наш (сперва как бы только внутренний) рушится.
Говорить и писать об этом задача апостольская.
Слово должно очистить себя аскезой - снять с себя все эстетные красивости, вспомнить своё исходное беспафосное целомудрие и достоинство сопричастности первоосновам жизни.

Да обретут мои уста первоначальную немоту...

Из опыта благоговейного молчания рождается новое слово - внесуетное. Мы с трудом привыкаем к нему. Наши игры затянулись, вне игры оказаться страшно, совлекшись мишурных одежд - голая душа - стыдится своей богоданной наготы. Снова и снова бежит из рая в обезбоженность, становясь блудным сыном, бомжом, пусть даже и одетым весьма респектабельно...

Ёмкость этого стихо псаломская. Кто-то же и сейчас псалмы читает...

:-)

Почему-то почудилось что-то из средневековья - "духовные стихи" Германии и кантиги Испании. Претензия ритма здесь - гетевские "Вечные законы".
И все-таки немного эстетство, которое иногда переходит в бессилие (язвы бессильной плоти - какие же язвы, если бессильной!). "Доверчива перед" - не знаю, можно ли так сказать. "Доверчива чему-то" - это хоть еще можно как-то оправдать.

Однако стихотворение мне нравится:

Что одна во весь свет сияет
И теплом своим все содержит.