Поездка на троллейбусе по киевскому Левобережью

Дата: 01-02-2008 | 23:58:43

«Кошельков нет в гробах», Борис Моисеев

«Энергия смерти очень сильна… На ней можно даже подняться и побеждать», Алексей Зарахович

«Есть две тайны в мире: когда родился – не помню, когда умру – не знаю», Александр Солженицын

"Смерть - роздых от чувственных впечатлений, от дергающихся впечатлений, от череды мыслей и служения плоти", Марк Аврелий

«Слово МИР очень короткое», Борис Моисеев
*
Контур будущего скромен и ничуть не антуражен:
Он из боли прошлой скроен – по лекалам: эпатажен.
Под лекалом – снам вдогонку – похоронка скорбных лет.
Всё, что было зло и ломко раскололось – хлоп и нет!..

Гон по телу, мчат мурашки, как овечки Мураками –
Клок шерстИ на тощих ляжках вымыт травными чаями.
Топинамбур лихолетья лихословью дал разгоны –
Вот и прожито столетье у рассерженной иконы.

Тот, кто выжил, век был в рыжих – тем и пестовал себя,
Став до времени бесстыжим, вот и кончилась мурня.
В грязном закутке, в запечке, где дровища из парсун,
Жгут глаза божниц не юно, плачет птица Гамаюн.

Ты – не я, а он особый – водрузив над ликом крест,
Отошёл в души альковы и от этого воскрес.
И извечно жилый странник перешел опять в апрель.
Мира прошлого изгнанник вновь прошел за аппарель

Расплодились азиопы – полудикие ребята,
Лет вчерашних мизантропы уж давно как не крылаты:
Сыто, брито, прохиндея где-то в новые года
Ватерлинией протеста погрузились в пену дня –

Ай, да Рада-радуница, в Ра_даждь ливнем перейдя…
Мне бы в радость воплотиться, чуть в грядущее войдя.
Всё, что было чёрнотропо в моей собственной судьбе.
Отошло чумнО и плохо, словно омут в трын-траве.

Турман с лапками седыми в подтанцовке Пикассо –
Где вы годы продувные, дней проведанных серсо?
Кринолины от Версаччи, ключ без права передачи,
Хочешь пой, а хочешь ной, как последний муромой
Всё равно как жить, но с верой – лет закончилась галера.

Январь 2008 г.

Разные существуют стихи. Стилистические изыски давно стали кастовым ремеслом и профессиональным клеймом поэтом.
Хороший автор обычно узнаваем от носа до хвоста, и о нём всегда говорят с оглядкой на меру его таланта, который однажды заклеймило стило.
Для пущего понимания стилевой особенности любопытствующим подскажу - перед Вами милейший и уже не первый образчик городского акына. Сии рулады пишутся в транспортных пробках... А затем по вечерам за писательским столом только шлифуются до проблесков невероятных... И всё...

А как наши предки писали, когда пробок не было (разве что в ушах и в мозгу)?
Не все так мрачно, Вэлэ! Есть и проблески. Например, прорыв пробки - такое сразу облегчение, будто козла продал (или забил на выигрыш).