Фридрих Гёльдерлин - У истоков Дуная

...Словно орган, на божественное настроенный свыше,
В святом соборе
Из труб неистощимых источает
Прелюд, пробуждая зарю,
И мелодии свежий поток
Растекается дальше по залам.
Вдохновением все наполняя,
Даже хладные тени,
И вот откликается в лад
Встающему солнцу праздника
Общинный хор: так
Слово с Востока пришло к нам,
И у твердыни Парнаса и на Кифероне я слышу,
О, Азия, эхо твое раздается
У Капитолия, и от Альпийских высот
К нам чужеземка приходит,
Нас пробуждая,
Человекотворящая речь.
И смятенье тогда охватило
Души слышащих, мрак ночной
Лучшим застлал глаза.
Ибо стихии смирил,
И воды и скалы и пламя,
Искусством своим человек,
И не боится, духом возвышенный,
Силы меча, но повержен
Силой божественной.
И становится дичи подобным, что,
Юностью блаженной гонима,
Без отдыха рыщет в горах
И силы прилив ощущает
В полуденный зной. Но только,
Играя, с небес низойдет
Свет святой, и прохладным лучом
Касается радостный дух
Счастливой земли, тут зверь, непривычный
К прекраснейшему, в чуткую дрему впадает
Еще до звезд. Так и мы. Ибо многих
Ослепил божественный дар,
Дружелюбно к нам из Ионии
И Аравии присланный, и восторг
Пред напевом благим и высокими истинами
Не наполнил души тех дремлющих,
Но были и бодрствующие. И среди вас
Они пребывали, довольные, в ваших градах достойных,
И на состязанье герой незаметно
Мог средь поэтов таиться, прославленный,
Славя с улыбкой борцов, праздноусердных детей.
Любовь былая и ныне неисчерпаема.
И хотя в разлуке, но тем более мы
Друг о друге мыслим, о вас, Истма веселые жители,
У берегов Кефиса, у подножья Тайгета,
Не, забываем и вас, долины Кавказа,
Древние, словно рай земной,
И пророков твоих, патриархов помним,
Сильных твоих, о Азия-мать!
Знамений вселенских не боялись они,
Несли небеса на плечах и судьбы,
Словно врастая в горы,
И постигли первыми это —
Как лицом к лицу говорить
С богом. Их теперь уже нет. Но если вы,
Вот что надо сказать,–
Древние, не оставили бы нам заветы, как бы
Мы теперь называли тебя? В страде святой призываем
Тебя, Природа! из купели словно выходит
Все Божественнорожденное из тебя.
Пусть мы ныне подобны сиротам,
Блага прежние, только не холят нас,
Но с памятью детства
Всегда желанны юноши в доме
И живут они трижды, подобно-
Первенцам неба.
И верность была не зря
Вложена в паши души.
Не свое, но и ваше хранит она;
И оружие слова среди святынь,
Что, уходя, неискушенным нам
Вы, дети судьбы, оставили.
Вы, духи благие, с нами по-прежнему,
Если кого-то святым облаком осеняете,
А мы в изумленье этого истолковать не в силах.
Но вы нектар струите в наше дыхание;
Мы тогда ликуем, или нас охватывает
Греза, а если вы слишком любите
Кого-то, тот не узнает покоя, пока не окажется среди вас.
Потому, благие, меня касайтесь слегка,
Чтобы я здесь оставался для песен своих,
А теперь завершите, плача блаженно,
Словно сагу любви,
Мой этот напев, который меня
То краснеть, то бледнеть
Заставлял. Но даром ничто не дается.


У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!