я ничего не понимаю в этой жизни

Дата: 25-01-2008 | 10:39:55

ИСПОВЕДЬ

- …а она же мне, батюшка, со своей кротостью в наказание дана, в наказание! За сердце моё жестокое! Я ей говорю: «Всё, не слушаешься меня, не жалеешь, собирай немедленно свои вещи, в детдом тебя поведу, отдам, пусть там тебя и воспитывают!» А она, кровиночка моя, сжалась вдруг вся, молча головку свою белобрысую опустила, развернулась, рюкзачок взяла, достала из шкафа маечку, трусишки, спортивный костюм, свитерок тёплый. Сложила всё аккуратненько, и тихо так, не поднимая головы: «Мамочка, а можно я ещё Тишку своего возьму?» Игрушка это у неё любимая, котёнок плюшевый. А у меня всё внутри от этой её кротости так и разрывается, отче! Нет, кричу, нельзя. Словно бесы меня какие опутали. Вывожу её на улицу. Молчит. Веду по дорожке, той, что через парк, к автобусной остановке. Молчит. Ни слова! И хоть бы заплакала, хоть бы прощения попросила!! Нет, идёт послушно. А до остановки уже всего-то метров двести осталось! Чувствую, не могу больше!.. Слёзы душат, ноги подкашиваются… Остановилась. Что же ты, кричу, молчишь, горе моё! Ну куда ж я тебя отдам?! А у самой слёзы уже вовсю катятся… А она, отче, как вскрикнет, как кинется в ноги: «…прости, прости меня, родненькая!! Только не плачь!» И тоже рыдает, захлёбывается… Поднимаю её с коленок то, целую-расцеловываю: «Горе, горе ты моё луковое, зачем же ты вещи свои начала собирать?! Я, глупая, невесть что сказала, а ты, ты то зачем меня неразумную послушала?» А она, ангелочек, дрожит вся, прижимается ко мне, слезиночки капают безудержно: «…боялась ещё раз тебя ослушаться, мамочка… я ведь очень, очень тебя люблю, не отдавай меня, пожалуйста…». Так и рыдали с ней на той дорожке, обнявшись крепко-накрепко, казалось, даже время остановилось… Никого у меня роднее неё нету … Простит ли меня теперь Господь, что дитя невинное так обидела?..


ПОЛУНОЧНОЕ

Просыпаюсь. Ага, вот оно что. Сидит, отвернувшись, на краешке кровати. Плечики под тонкой рубашкой вздрагивают.
- Эй, Люсь, ты чего это ночью вздумала? – сажусь рядом, нежно прижимаю к себе.
Молчит. Плачет беззвучно. Родная моя. Любимая. Двадцать три года вместе, шутка ли?
- Господи, да что ж случилось то…?! Может, болит что? Если болит, даже не говори ничего. Только кивни... Болит? Сердце, да?
Поднимает свои заплаканные прозрачные глаза:
- Душа болит, Лёнечка…Душа болит…


АНГЕЛ

Мальчонка лет пяти настойчиво тянет пожилую женщину за рукав:
- Бабуль, ну посмотри, посмотри же, ангел! Вон, видишь, переходит дорогу!
Сидящие у окна пассажиры тотчас прильнули в окошкам трамвая. Но уже буквально через мгновение разочарованно развернулись обратно. Никакого ангела, понятное дело, на дороге не было. Так, обычный старик. Да ещё и хромой.
- Ну вот сколько раз я тебе говорила, прекрати выдумывать! Вечно всем голову морочишь! Чтобы я этого больше не слышала! Ишь, придумал, ангел! Тебе что ни алкаш или бомж какой – так сразу и ангел!
Мальчонка поджимает губы, отворачивается, и тут наши взгляды пересекаются. Он с надеждою смотрит мне в глаза:
- Ну неужели вы все не видите?! Он же идёт совсем не касаясь земли!
Мне хочется заплакать.

Светочка, твои миниатюрки пробуждают в душе самые нежные и светлые чувства.Зачерствели мы, зачерствели...

До слёз... Особенно - Исповедь. Всё - правда. И реакция ребёнка - тоже. Спасибо Вам!

Прекрасно Света. Геннадий

А с Ремизовым дружите? Почитайте, почитайте!

Светочка, ты просто свечечка, кабы зачерствела, так не писала бы такого! Спасибо, родная! Береги себя!

Прочитал и слёзы текут... Я помолчу...