Колыбельная Далилы (из цикла "Вечные Женщины")

Дата: 24-01-2008 | 20:04:49

Летят неумолимые часы.
Я ноши тяжелей не знала сроду:
Соблазн любви и преданность народу
Мной брошены сегодня на весы.

Да будет светлым твой последний сон,
Спи сладко, мой любовник златокудрый.
Едва забрезжит на востоке утро,
Я расплету семь кос твоих, Самсон.

Пробудит золотой пчелиный рой
В медовых прядях первый луч случайный.
Прошу, не поверяй Далиле тайну.
Молю, молчи, мой солнечный герой!

Должна я буду стражников позвать,
Как только твой секрет известен станет.
Ты одинок в чужом, враждебном стане.
Я так хочу тебя поцеловать,

Но разбудить боюсь. Увы, пора.
Мне нужно оставаться непреклонной,
А ты слова любви бормочешь сонно.
И бритва так безжалостно остра.

Вины моей прогорклое вино.
Вселился в душу демон вечной ночи.
Мне в каждом сне твои слепые очи
Лобзать до самой смерти суждено.

21 января 2008

Еще раз насладилась. Спасибо, сестренка! С любовью, твоя я

Отлично. Окончание стихотворения очень драматическое. Геннадий

Люда, стих хорош, но последнее, ударное, четверостишие вызывает у меня сомнение.
"Вины моей прогорклое вино.
Вселился в душу демон вечной ночи.
Мне в каждом сне твои слепые очи
Лобзать до самой смерти суждено."

Почему вселился в душу демон ночи, разве не "преданность народу"
перевесила любовь?
Могут ли очи быть слепыми, равноценно ли здесь око и глаз?
Ослепшие, погасшие - да, но слепые?
Слепые ли очи будет она лобзать во снах? Знает ли она заранее, что его ослепят, а, если да, не сильнее ли будет, если во сне он будет зрячим?
Все эти вопросы и Вам, и себе :)
Семён