Оскар Уайльд (1854 - 1900) TAEDIUM VITAE (Свободный перевод)

Подставить молодость под злой кинжал,
В мундире ярком вид иметь лакея,
Сокровища отдать во власть злодея,
В кудрях девиц (от них всегда бежал)
Запутаться и быть Судьбе слугою –
Я это ненавижу! Важнее для меня
Морская рябь, полет при свете дня
Семян чертополоха. Лучше быть изгоем
Вдали от дураков и клеветы,
Забыть обиды, страсти роковые
И жить в каморке, где цветут мечты.
Я не вернусь в мир роковых утех,
Где чистая душа моя впервые
Поцеловала в губы грязный грех.



TAEDIUM VITAE

TO stab my youth with desperate knives, to wear
This paltry age’s gaudy livery,
To let each base hand filch my treasury,
To mesh my soul within a woman’s hair,
And be mere Fortune’s lackeyed groom,—I swear
I love it not! these things are less to me
Than the thin foam that frets upon the sea,
Less than the thistle-down of summer air
Which hath no seed: better to stand aloof
Far from these slanderous fools who mock my life
Knowing me not, better the lowliest roof
Fit for the meanest hind to sojourn in,
Than to go back to that hoarse cave of strife
Where my white soul first kissed the mouth of sin

Генриетта, несколько соображений, если Вы не против:

Знаю, что многие сомневаются хороший ли Уайльд поэт (нет смысла об этом спорить), но то что он эстет – думаю, не сомневается никто. Данный сонет – отражение его эстетской натуры. В этой связи у меня сомнения по поводу двух Ваших строчек:

Я это ненавижу! Важнее для меня

Семян чертополоха. Лучше быть изгоем

Первая – трехстопный ямб, другая – шестистопный, вместо ровного пятистопного в остальных строках у Вас и во всех у Уайльда. Более того, во втором случае даже не «александрийский» шестистопник, который с пятистопным ямбом, в общем-то, уживается благодаря цезуре после ударного слога третьей стопы, а шестистопник бесцезурный (или вернее с двумя цезурами по классификации тех, кто считает бесцезурный шестистопник в русском невозможным). Оба эти размера всегда сильно выбиваются из общего строя пятистопных строк, что у Вас, мне кажется, здесь тоже происходит.

Рифмы. В основном, у Вас хорошие классические рифмы – вполне в «уайльдовской» эстетике. За исключением двух пар:

Лакея – злодеям
Слугою – изгоем

В первом случае легко, скажем, написать «сокровища отдать во власть злодея». Во втором – надо думать.

Кроме того, немаловажный момент: рифмовка у Вас в переводе сильно упрощена. Как и в большинстве сонетов классической («итальянской») структуры, у Уайльда всего две рифмы на первые восемь строк:

Wear- hair-swear-air
Livery- treasury- me-sea

У Вас в переводе – вдвое больше.

В замечательном замковом двустишии Вашего перевода

Где чистая душа моя впервые
Поцеловала в губы черный грех.

мне кажется, несколько смещена логика оппозиции, которая присутствует у Уайльда:
white soul - mouth of sin, т.е. буквально «чистая душа – грешные уста».
В переводе у Вас идет опозиция «чистый – черный», что мне показалось семантически размытым. Лучше уж «чистая душа – грязный грех», исходя из логики того, что грехи тоже бывают разные :) В любом случае – оппозицию эту хорошо бы выстроить точней (white пусть Вас не смущает – он здесь имеет такое же отношение к цвету, как «красный» в «красной девице» :)

Почистить бы формальные аспекты – и выйдет вполне «уайльдовский», очень конкурентноспособный сонет, как мне кажется.

С уважением,
Никита

Генриэтта,

учитывая что это свободный перевод, можно сказать что интонацию Вы схватили верную. Поправьте поэтические огрехи, о которых сказал Никита, и будет ничего.

Вообще-то стихотворение называется
TAEDIUM VITAE - Отвращение к жизни (лат.)

Это название не переводится на русский, остаётся таким же как и в оригинале.


Успеха,

АЛ