Честеровский сборник. Пеликан 2.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Пусть Опыт тех, кто ценит ум, и судит
Написанное мной. – Ну что до сути
Язвительным глупцам, что, словно псы
Рыча из подворотни, укусить
Готовы даже тех, кто их же любит?
Мне нет охоты петь для злобы лютой.
И мне ль, червю, тех знатной ждать любви,
Кто ждет, что будут их слова ловить, –
Хотя за них болею я отчасти,
Раз с тем они, кто над искусством властен.
Но те, в ком дух творить добро живет,
Впустую волю-кнут не пустят в ход,
Чтоб кровь пустить всем и всему во всех,
Кто труд мой судит; ну, а их, всех тех,
Кто, прочитав – мне ж больше и не надо,
Увидят хромоту, прошу без яда
Судить: пусть слаб мой стих, в нем нету зла –
Тяжелый груз и вьючат на Осла.

Из пламени, которого не стало,
Другая Феникс огненно восстала,
Чьих прокаленных перьев ярче свет,
Чем матери сгоревшей; но завет
Любви святой, что Голубь заповедал,
Покоится и в этом сердце щедром.
Восставши, будет, вырастая, птица
Давать над каламбуром веселиться,
Пустив на волю их, как я – мой стих;
Умы поймут, что я не предал их.

Conclusion

Gentle conceiu(v)ers of true meaning Wit
Let good Experience j(?)udge what I Have writ,
` For the Satyricall fond applauded vaines,
Whose bitter worme-wood spiritie in some straines,
Bite like the Curres of Aegypt those that love them,
Let me alone, I will be loth to move them,
For why, when mightie men their wit do prove,
How shall I least of all expect their love?
Yet to those men I gratulate some paine,
Because they touch those that in art do faine.
But those that have the spirit to do good,
Their whips will will never draw one drop of bloud:
To all and all in all that view my labour,
Of every judging sight I crave some favour
At least to reade, and if you, reading find
A lame leg`t staffe, tis lamenesse of the mind
That had no better skill: yet let it passe,
For burdnous lodes are set upon an Asse.

From the sweet fire of persumed wood,
Another princely Phoenix upright stood:
Whose feathers purified did yeeld more light,
Then her late burned mother out of sight,
And in her heart restes a perpetuall love,
Sprong from the bosome of the Turtle-Dove.
Long may the new uprising bird increase,
Some humors and some motions to release,
And thus to all I offer my devoution,
Hoping that gentle minds accept my motion.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!