Видение о разрухе

Дата: 03-12-2007 | 15:04:52



Светотени бессонницы вздор наплели,
взор опутали — вот и явилось,
проросло меж каменьев кремлевской земли,
поднялось во весь рост, оветвилось;
толпы сорных берез побежали оплеч
одичавших имперских палаццо.
Угро-финской тайги возрожденная речь
хвойным шумом пошла — и растительный смерч
стал по улицам мертвым шататься.

Третий Рим! Твои кольца похожи на срез
исполинского дуба.
И теперь ты во власти хвощей и древес,
словно в джунглях покинутый Будда.
Как студенты, козлята со смехом бегут
вдоль гранитных твоих парапетов.
Плетья хмеля, как пальцы слепого, текут
ПО колоннам университета.

Ни великой чумы,
Ни вселенской войны —
лишь унынье разрухи народной,
чьи следы под бурьяном все меньше видны,
покрываемы жизнью упорной.
Пусть зеленый огонь возвращенки-земли
согревает простор семихолмный!

Те, кто были здесь, жили, безумны и злы,
вдаль куда-то ушли и пропали вдали...
Город сей, по преданью, верховный,
как кострище, зарос милосердной травой;
и, подобно твердыне Ангкора,
груды серых домов над рекою Москвой
оглашаются ветром и волчьей тоской.
И с землею сровняются скоро.

...Так на кухне, у газовой розы, поэт
пред виденьем распада пасует.
Дикий образ, кентавр из причуд и клевет,
орды хищных растений рисует.

Как радист, что на контур своей УКВ
принимает сигналы крушений,
он сидит до утра в одинокой Москве,
грозовой, беспокойной, весенней.

Это только «поэзия», вольность пера,
дегустация умственных ядов.
Но пора и о будущем думать, пора.
А видений чураться не надо.