"За слово доброе — полцарства..."

1
За слово доброе — полцарства
Чужой души и крепкий чай.
Я не пеняю на пацанство,
И ты мой век не замечай.
О, это слово так ли зрилось
Сквозь лёд сиротского стекла,
И не печаль моя, а зрелость
Глядится строго в зеркала.

Она бежит слепого счастья,
Но и настигнута, дрожит.
А ты целуешь мне запястья
И воскрешаешь миражи,

Где я иду своим ущельем
К вершине в фосфорном мелу,
И мне неведом привкус мщенья
И кровь на кафельном полу.

Но била нас одна дубина,
Что грех — свободы воровство,
Когда землячество — чужбина,
Есть одиночества родство.

Пусть не таким мне слово мнилось,
Покуда явь была нема,
Но этот поздний дар и милость,
О, Господи, не отнимай!


2
Засыпай. Не тревожь. Не тревожься.
На равнине дыханья — зима…
У Возничего выпали вожжи,
И звезда колокольца нема.

В синеве белый остров постели…
Звёзды мерно мерцают во мгле.
Так пульсируют жилки на теле,
Так и реки живут на земле.

Сон прекрасен межзвездной свободой.
Неподвластностью тюрьмам времен.
Отвлечением крыл и рамен
От судьбы ли, нужды путеводной.


3
Мы, верно, счастливы с тобой.
Ты сладко, я, быть может, горше.
Поем и плачем вразнобой,
Щепотью мне — тебе пригоршней.
Но не печалуйся, родной,
Мне этой малости хватило,
Чтобы ясней щепоть светила,
Как для знаменья надо мной...
Утешься, детская мольба,
Старинным плюшевым медведем.
С рассветом нынче же уедем,
Да так — что волосы со лба.
И ляжем в лунную траву,
Пропахнем дикой земляникой,
Разделены одной туникой
И всем, чем до тебя живу.


4
До свиданья! До встречи нескорой!
Я по снежной иду целине
За мерцающим следом Алькора —
Седоком на арабском коне.

Но, взлетая в поющее небо,
Ты не ведаешь, слышу ли я
Хор Мицара, литавры Денеба,
Колокольчики синих плеяд...


5
Ты мой гость, заплутавший в полночном бору.
Ухнет снег. И неслышно взлетает сова.
Раздуваешь костер, молча рубишь дрова
И доверчиво тянешь ладони к костру.

Ты мой гость. Но не знаешь, и прядает темь
От оранжевой птицы, взметнувшейся ввысь…
И глядит из дупла любопытная мысь*,
И сохатый напряг венценосную тень…

Я Зима. Ты мой гость. Я в тебя влюблена.
Спи, покуда смолой истекают дрова.
Буду только стеречь, не тепло воровать,
Полнолуньем светла и от дыма пьяна.

...Засинеет у крон, оплетет канитель
Всплески веток и гнезд, и ворон на снегу...
Пробудись, человече, на черном кругу
Остывающим пеплом играет метель.

Заверчусь по земле серебристой юлой,
Буду в сёлах кружить, по-над трубами петь,
Серебром осыпать, хрусталями звенеть,
Буду таять и петь, буду пахнуть смолой...

Я Весна. Ты мой гость. Я в тебя влюблена.
Я Весна. Я Весна...

**белка ("...растекашется мысию по древу..." Баян то бишь!)

©1996 - ©2000
Разбросанные по двум книгам стихи собрать в цикл - эту идею мне подал наш сайт, как и много других ценных идей, касающихся будущей публикации или переиздания. Несомненно, вывешивая здесь уже опубликованное ст-е, я его правлю слегка. Виртуальность дает возможность "не застывать".

Мне особенно - второе и второе из третьих :)
Пока. Сергей.

а мне - последнее !!

Что я могу сказать, Оля,? Потрясающие стихи! Геннадий

Оля, стихи прекрасные! Как здесь говорят - "личные". Никогда не понимал этого. А что в поэзии не личное?
С теплом,

Оленька, потрясла! Спасибо тебе. С любовью, твоя Люда

Оля, сказать, что прочла с наслаждением - мало. Потому что прожила, прочувствовала, поверила в каждое слово. Изумительные стихи. Не могу разделить на части, выбрать что-то самое-самое - настолько всё неразрывно переплелось. И после прочтения остается музыка в душе. Спасибо Вам!

С теплом,
НБ

Очень свежие, вкусные стихи (их возраст ни при чём!). Грустные и радостные одновременно. Как сама жизнь. Спасибо, Оля!

Замечательно поэтически и - может, главное - спокойно и зрело по-человечески. Спасибо

И звезда колокольца нема.
"Нема" есть еще и просторечное "нет" и это меня сбило с толку.
А гавное - от кратких прилагательнывх ВСЕГДА послевкусием - литературность. И если она самы не несет в себе смслов (так удавалось Б. Ахмадулиной) то есь даже в малах дозах сильно вредит