Два воспоминания. Львов. Киев

1. Львов, вулиця Жовтнева, армянский квартал


Ты здесь родился.
Ро-дил-ся.
Что это значит: из небытия
Возникло, округляясь, твое тело?
А память, а душа – они откуда?

Дождь только кончился.
На улицах свежо,
И нищих, словно галок –
и
язык,
А проще, мова, - словно птичий грай.

Вселенной языки без разнарядки,
Вы все равны
в пределах человечьих.

Вот улица. Вот серый дом,
в котором
Мальчишкой я увидел небо,
Округлое по форме и объему,
Подобное кирпичному окружью,
Вверх устремленному.
Что нас возносит ввысь?

Раздолье тела, окоем души,
Глаза, направленные вне обличья, голос
Наивной крови, глубина прозренья?

Христос на каменном распятии и фон:
Сырое полнолуние души,
и лимб,
В котором – тени, тени, тени...

Глухие закоулки бытия –
провал беспамятства –
Три языка империй,
Армянское и греческое рядом
С невольничьей утопией Европы...

А жертвы скопом не унять,
слова – косые струи влаги,
и дома, как странники души, –

Округлым зраком в небо...
В чужую чехарду различий,
Огнiв зiркових, голосiв пухлявих...
Родного воздуха....

Декабрь 2005. Львов




2. Киев, Крещатик

Ты была в розовом комбинезоне,
Мы бродили по городу,
По благоухающим скверикам Крещатика,
Сидели рядом на скамейках,
И говорили, говорили,
Вдыхая ароматы безумной весны
Под журчанье воды по мраморным плитам.

И когда наши пальцы впервые переплелись,
Мне показалось,
Что мир превратился в рай,
И белые большие единороги
Медленно прошествовали мимо,
А громадные синие крылья птиц
Не смогли закрыть полноту неба….
Все наполнилось изначальным смыслом,
Стало откровением любви.

Прошло много-много лет,
Кто-то умер, кто-то исчез,
И ни Катулл, ни Блок, ни Элиот
Не успокоили меня.

И сейчас я брожу по закоулкам Вселенной,
По холодному дому бытия,
И только уколы совести,
Только уколы боли
Настигают прохожего нищего
В тех золотых, сладких, розовых,
В тех невинных местах,
Где память,
Как птенец в темном надежном гнездовье
Ждет родителей, не зная,
Что по стволу райского дерева
Уже поднимается кошка,
И гнездо так же беззащитно
Посередине мира,
Как душа у потерянного человека…

14 июля 2007, Москва

Поэтические размышления, философская ли, любовная лирика... Интересно, создаётся ощущение, что написано, как пишут вначале, ещё не отточив перо - очень трудно сохранить эту особенность письма, уже пройдя и одолев творческие пороги мастерства...
... когда наши пальцы ... белые большие единороги ...
Очень понравилось!

Философски-драматично выписана концовка без высокопарных слов:
"Где память,
Как птенец в темном надежном гнездовье
Ждет родителей, не зная,
Что по стволу райского дерева
Уже поднимается кошка,
И гнездо так же беззащитно
Посередине мира,
Как душа у потерянного человека…"
Геннадий

Спасибо, Геннадий.

Саша, больше всего понравился финал:

птенец в темном надежном гнездовье
Ждет родителей, не зная,
Что по стволу райского дерева
Уже поднимается кошка,
И гнездо так же беззащитно
Посередине мира,
Как душа у потерянного человека…

Саша, и мне финал понравился. Новых удач. Искренне, Люда