Чистые сердцем

Дата: 05-10-2007 | 12:56:12

Минуло 14 лет с известного расстрела - расстрела парламента в центре столицы, а часами раньше - мирных (на 99%) людей у Останкино и перед Белым Домом. Я вспомню немного из того, что видел сам (довелось быть и внутри БД, даже говорить с трибуны перед десятками тысяч, на пару с Руцким).


Первые дни после 21/09. Выходим на "Баррикадной". Много машин с солдатами. Совершенно не верится, что они будут кого-то бить (не то что стрелять). Людей полно, убеждают солдат не вмешиваться, совершенно мирная атмосфера.

27/09. БД обклеен иконами и полит-плакатами, приклеиваю большую репродукцию св. Даниила Московского, несколько раз проходим крестным ходом с тропарём праздника. Солнце, но холодно. Натыкаюсь на Лимонова в жёлтой куртке. Ходит-смотрит с живым интересом. На площади тысяч 5, коммунистов с флагами почти нет, в основном - молодёжь. Площадь ограждена войсками в несколько рядов, начиная от метро. Людей, не успевших пройти с утра, пропускают к БД небольшими партиями. Периодически ходим к солдатам, говорим с ними - стеклянные глаза теплеют. Почти все они - до 20 лет.
Ловим провокатора, кривлявшегося перед телекамерой с бутылкой (образ пьяницы для ТВ), вырывается, бежит к солдатам. На той стороне, уже совершенно трезвый, с кем-то говорит.

28/09. У Киноцентра стоит троллейбус, в котором собирают для БД деньги, тёплые вещи, еду и т.п. Уже неделю более 2 тысяч людей внутри БД (в т.ч. много женщин) без питания, обогрева, света, воды. Ночью около нуля. Нет стирки (простите, даже носки не постирать, в т.ч. женщинам), нет туалета. Но практически никто не уходит. Дворами через заборы пробираюсь к площади. К вечеру народ прорывает кордоны. Пытаюсь пройти внутрь Дома. С трудом удаётся. Весь 1-й этаж усеян людьми на полу - это спальные места. Поднимаемся к балкону. Вижу площадь сверху - забита, как сельди в банке. Навскидку около 70 тысяч. У мегафона на исходе батарейки. Дают Руцкому, потом мне. Читаю стихи, говорю. О том, что, при различии идеологий, целей спорящих сторон, сюда пришли чистые сердцем. Они, в массе своей, не коммунисты или "демократы", они не приняли ложь, несправедливость, бесчеловечие. И пусть нас завтра вкатают в асфальт, а лжецы останутся живы. Чистые сердцем всё равно наследуют эту землю...


Твоpцы невидимого зла,
Истоки низости земной,
По вам поют колокола,
И ищет вас полночный вой.

Деpжитесь кpепче чёрных ноp.
Наточен пpаведный топоp,
Блестит невидимая сталь.
И, если честно, мне вас жаль...


Ухожу, из жалости к родителям. У метро сквозь толпы людей проходит колонна солдат. Люди скандируют: "Фа-шис-ты!" Солдатики не поднимают опущенных голов. Это пришло пополнение. Ночью для разгона людей, как говорят, применили газы.

29/09. Пройти к БД "простым смертным" уже нельзя. Только канализацией. Часть ребят, с которыми бродили по окрестностям, лезут вниз. Дом опутан "егозой" (колючка, которая затягивается, если дёргаешься). На СЭВе поставили гигантские динамики - всю ночь, не давая спать БД и окрестным домам, крутят ролики типа "сдавайтесь, вам обеспечат то-то, то-то", перемежая песнями типа "путана-путана-ночная бабочка".

Около 30/09. Выхожу на "Баррикадной", ещё внизу - бегут, кричат люди. На полу - кровь. Вверху - давиловка. Людей бьют дубинками, не пропуская к БД. Защищаю японца-корреспондента, спасаю его камеру. При мне бьют женщин, детей. Мужчины от этого звереют. Людей затаскивают в автобусы с солдатами и бьют там.

С 30-го - расклеиваю листовки по Москве в метро - "Там убивают людей". Народ толпится до первого милиционера (срывающего листовку). В основном не верят. Или не хотят верить.

Со 2-го числа - я только дома. Давление под 200. И жаль родных. В БД служат литургию при свечах - конечно, не по инициативе Руцкого с Хазбулатовым - служат те, кому это реально надо. Таковых оказалось большинство.

В итоге погибло примерно 1,5 тысячи человек. Палаточный городок перед БД действительно вкатали в асфальт, там мало кто выжил. В Останкино тоже много легло - люди шли мирно, в открытую, многие - с детьми. Расстреляли даже скорую, которая пыталась вытаскивать раненых с лежащей ничком перед телецентром площади.
Смертников, ушедших с оружием на верхние этажи БД, а также сотни трупов с площади БД и из малоэтажной пристройки (её накрыли первым утренним огнём) - как говорили свидетели, в ночь с 4-го на 5-е спустили на барже вниз, под мосты, в сторону Новодевичьего.

А те, кто руководил с обеих сторон, конечно, здравствуют по тёплым местам.

Через полгода я написал стихотворение - в том строе, которым тогда жил:

Покрывают видения Духа
И пророческий голос отцов
Эти танки, и эту разруху,
И страны пропитое лицо.

Незначителен голос знакомых.
Они так далеки от огня,
Что довёл мою душу до Дома
У реки Предпоследнего Дня.

Вы не поняли символа века?
Это храм убелённой Руси
Провожает историю-реку
Под мосты в непроглядную синь.

Так, в огне возносясь литургией,
Оставляя в плену только тлен,
Пропоёт "аллилуйя" Россия,
Хоть на День, но поднявшись с колен.

Миг торжественный в вечность остынет,
А тела на волнах-временах
Мост печали и смерти приимет
Под подошвы дивизии дна.

Но надолго он нас не объемлет.
Мы минуем безлюдный второй
И за третьим мостом узрим землю
Под крестом перед райской горой.

Там, реки разворот озаряя,
Новодевичьи храмы горят,
Там Господь нас опять собирает,
Дверь Последнего Дня отворя.




Альберт Бурыкин, 2007

Сертификат Поэзия.ру: серия 839 № 55904 от 05.10.2007

0 | 2 | 2460 | 23.04.2024. 23:34:08

Произведение оценили (+): []

Произведение оценили (-): []


Да, действительно уже 14 лет прошло! Только по официальным данным погибло 147 человек, в действительности - гораздо больше, а наше правительство молчит. И дней памяти не устраивает, как будто это не наши люди погибли. И мемориала настоящего нет, слова Богу, хоть народный не сносят, хотя, может быть, уже и снесли? (Не уверен, потому что давненько там не был. Надо бы сходить). Не было никакого расследования, официального обнародования его результатов (как собственно и по Дубровке, и по Беслану)."Все хорошо, прекрасная маркиза!" Надо скорее всех закопать - и забыть. "Всё хорошо! Всё хорошо!"

Альберт, это - безценное свидетельство! Вы правы, жертва никогда не бывает напрасной!