Остров на Луне VI. О хирургии. Уильям Блейк

[ОСТРОВ НА ЛУНЕ (AN ISLAND IN THE MOON)]

Глава I / Глава II / Глава III / Глава IV / Глава V / Глава VI / Глава VII / Глава VIII / Глава IX/ Глава X / Глава XI

[Стр. 6] Глава шестая. [О хирургии]


Все разошлись по домам, в кабинете остались только философы. Соскинс спросил:

— Как по-вашему, стихи Пиндара[1] лучше, чем живопись Джотто [2]?

— У Плутарха[3] нет ничего о Джотто, — ответил Глоткинс.

— Конечно нет, — воскликнул Жвачкинс, — ведь он же был итальянец!

— Прекрасно, но это ничего не доказывает, — заметил Соскинс.

— Плутарх был мерзкий и невежественный молокосос, — заявил Жвачкинс. — Ненавижу ваших подлых мошенников. Вот Арадобо через какие-нибудь десять или двенадцать лет станет гораздо более гениальной личностью.

— О да, — согласился Пифагореец, — Арадобо обещает быть неглупым малым.

— Я вообще считаю, — продолжал Жвачкинс, — что из любого набитого дурака можно сделать умника, если только правильно его воспитывать.

— Катитесь ко всем чертям с вашими рассуждениями! — воскликнул Эпикуреец. — Терпеть не могу рассуждения и всегда полагаюсь только на тнтуицию.

— И всё же, — добавил Глоткинс, — хотел бы я видеть, как Джек Потрошиттер[4] вспарывает кишки этому Плутарху. Джек понимает в анатомии получше любого грека. Он одним махом всаживает свой хирургический нож по самую рукоятку, потом четверть часа копается руками во внутренностях. Он не обращает внимания на вопли пациентов, хотя кричат они изрядно. Он чертыхается, запускает руки всё глубже и глубже, и грозит переломать все кости, если они не будут лежать спокойно. Какого дьявола эти бездельники валяются в госпитале и не дают ему спокойно работать!

— Пускай повесится этот твой Джек, — сказал Соскинс, — давайте лучше споём.

И Жвачкинс запел:

1.
«Когда шагает старый хрыч
По пыльной мостовой,
К нему спешат на плотский клич
Распутницы толпой...

2.
И вот, родятся от хрыча
Уродцы-малыши,
И хрыч бормочет, хохоча:
«Ребятки хороши!»

3.
И на кровавый стол кладёт
Детей своих ничком,
И заливает детский рот
Кровавым молочком,

4.
И достаёт кровавый нож
Всбесившийся злодей,
И шепчет матери: «Умрёшь
Ты от руки моей!»

5.
Но вожделеет лиходей
От материнских губ,
И мерзкой похотью своей
Бесчестит хладный труп.

6.
Из чрева смрадного на свет
Цинга и тиф ползут;
Папаша рад: «Открыт секрет,
Неоценим мой труд!»

7.
Теперь подробно чертенят
Я изучить смогу»,
И — с головы до самых пят
Забинтовал Цингу.

8.
Цинга распухла, как бурдюк,
И закричал старик:
«Вот вам ещё один недуг —
Водянку я постиг!»

9.
Когда же с Тифа срезал он
Гнилушек кругляшки,
То поползли со всех сторон
Вонючие кишки».[5]

— Ах, вздохнул Глоткинс, — вы считаете нас, пифагорейцев, шарлатанами, а мы вас, киников, мошенниками. Я занимаюсь тем, что мне нравится, и кому какое дело до этого! Но при этом я всегда чувствую себя несчастным. Когда я думаю о хирургии, я теряюсь в сомнения. Я люблю оперировать, и потому взялся за это дело. Мой отец, например, делает то, что ему хочется — и я такой же! Однако, боюсь, что придётся мне это дело оставить. Когда одной женщине удляли саркому, она так визжала, что я почувствовал себя совершенно больным.

[— Спокойной ночи! — пробормотал Глоткинс.

— Приятных сновидений! – ответили ему два других философа.][6]

Примечания:

1 Пиндар (ок. 518 до н. э. — 442(438) до н. э.) — древнегреческий поэт-лирик.

2 Джотто (1266 или 1276—1337) — итальянский художник и архитектор эпохи Возрождения.

3 Плутарх из Херонеи (ок. 46 — ок. 126) — древнегреческий писатель, автор «Сравнительных жизнеописаний».

4 Потрошиттер — у Блейка Tearguts от tear = рвать, guts = кишки. Зачёркнуто: “Hunter” — Джон Хантер (1728–1793) — знаменитый анатом и хирург госпиталя св. Георгия.

5 Навеяно стихотворением Джона Гэя (1685-1732) «По поводу Кадрили»: «Когда коррупция умирает и оставляет страну в покое... Сатана думает, чем бы их заразить, и посылает своего духа по имени Кадриль». Как сатира на современную медицину, вероятно, навеяно пьесой «Дьявол на двух костылях», шедшей тогда на сцене. Это также пародия на родословную Греха и Смерти из «Потерянного Рая» Мильтона (Глава 2).

6 Блейк поместил это в начало следующей Седьмой главы.





[PAGE 6]

Chap 6

They all went home & left the Philosophers. Then Suction Ask’d if Pindar was not a better Poet, than Ghiotto was a Painter.

“Plutarch has not the life of Ghiotto,” said Sipsop.

“No,” said Quid, “to be sure, he was an Italian.”

“Well,” said Suction, “that is not any proof.”

“Plutarch was a nasty ignorant puppy,” said Quid. “I hate your sneaking rascals. there’s Aradobo in [twen[ty]] ten or twelve years will be a far superior genius.”

“Ah!” said the Pythagorean, “Aradobo will make a very clever fellow.”

“Why,” said Quid, “I think that [a] any natural fool would make a clever fellow if he was properly brought up.”

“Ah, hang your reasoning!” said the Epicurean. I hate reasoning. I do every thing by my feelings.”

”Ah!” said Sipsop, “I only wish Jack [Hunter] Tearguts had had the cutting of Plutarch. He understands anatomy better than any of the Ancients. He’ll plunge his knife up to the hilt in a single drive, and thrust his fist in, and all in the space of a quarter of an hour. He does not mind their crying, tho’ they cry ever so. He’ll swear at them & keep them down with his fist, & tell them that he’ll scrape their bones if they don’t lay still & be quiet. What the devil should the people in the hospital that have it done for nothing, make such a piece of work for?”

”Hang that,” said Suction; “let us have a Song.”

”Then [Sipsop sang] the Cynic sang––


1
”When old corruption first begun,
Adorn’d in yellow vest,
He committed on flesh a whoredom–
O, what wicked beast!

2
From them a callow babe did spring,
And old corruption smil’d
To think his race should never end.
For now he had a child.

3
He call’d him Surgery, & fed
The babe with his own milk,
For flesh & he could ne’er agree,
She would not let him suck.

4
And this he always kept in mind,
And form’d a crooked knife,
And ran about with bloody hands
To seek his mother’s life.

5
And as he ran to seek his mother
He met with a dead woman,
He fell in love & married her,
A deed which is not common.

6
She soon grew pregnant & brought forth
Scurvy & spotted fever.
The father grin’d & skipt about
And said, ‘I’m made for ever!

7
For now I have procur’d these imps
I’ll try experiments.’
With that he tied poor scurvy down
& stopt up all its vents.

8
And when the child began to swell,
He shouted out aloud,
I’ve found the dropsy out, & soon
Shall do the world more good.’

9
He took up fever by the neck
And cut out all its spots,
And thro’ the holes which he had made
He first discover’d guts.”


“Ah,” said Sipsop, “you think we are rascals––& we think you are rascals. I do as I chuse. What is it to any body what I do? I am always unhappy too. When I think of Surgery––I don’t know. I do it because I like it. My father does what he likes & so do I. I think, somehow, I’ll leave it off. There was a woman having her cancer cut, & she shriek’d so, that I was quite sick”

Retrieved from "http://en.wikisource.org/wiki/An_Island_in_the_Moon._Chapter_VI"




Д. Смирнов-Садовский, поэтический перевод, 2007

Сертификат Поэзия.ру: серия 1085 № 55194 от 02.09.2007

0 | 0 | 2598 | 08.02.2023. 15:45:49

Комментариев пока нет. Приглашаем Вас прокомментировать это произведение.