Остров на Луне I. О Вольтере. Уильям Блейк

[ОСТРОВ НА ЛУНЕ (AN ISLAND IN THE MOON)]

Глава I / Глава II / Глава III / Глава IV / Глава V / Глава VI / Глава VII / Глава VIII / Глава IX/ Глава X / Глава XI

Dramatis Personae / Действующие лица:

1. Suction the Epicurean / Соскинс Эпикуреец
2. Quod the Cynic / Жвачкинс Киник
3. Sipsop the Pithagorean / Глоткинс Пифагореец
4. Etruscan Column / Столп Этрускер Антикварий
5. Mrs Gimblet / Миссис Сверлинг
6. Inflammable Gass / Газ Пламинг
7. Obtuse Angle the Mathematician / Угол Тупинг
8. Steelyard the Lawgiver / Безмен Законодатель]
9. Tilli Lally, the Siptippidist / Тилли Лалли Прихлебалли
10. Aradobo, the Dean of Morocco / Арадобо Декан Марокканский
11. Miss Gittipin / Мисс Нервинг
12. Mrs Nannicantipot / Миссис Нанни Весёлый Горшок
13. Mrs Sistagatist / Сестра Агатист
14. Gibble Gabble, the wife of Inflammable Gass / Болтушка Гэбл (жена Газа Пламинга)
15. Little Scopprell / Маленький Рамкинс


[ОСТРОВ НА ЛУНЕ (AN ISLAND IN THE MOON)]

[Стр. 1] Глава первая. [О Вольтере]


На Луне рядом огромным материком есть остров, имеющий некоторое сходство с Англией, и что ещё более удивительно, народ этого маленького острова так похож на англичан, а их язык так напоминает английский, что вы подумаете, — а не оказались ли вы среди своих знакомых?

На этом острове живут три философа: Соскинс Эпикуреец[1], Жвачкинс Киник[2] и Глоткинс Пифагореец[3]. Я стану каждый раз называть здесь совершенно устаревшие наименования философских сект, к которым они принадлежат, но секты эти и до сих пор существуют, а их представители всё так же полны тщеславия.

Однажды эти три философа собрались вместе и стали думать ни о чём. К ним присоединился Столп Этрускер Антикварий[4], и после кучи бессмысленных вопросов, сел с ними рядом и стал о чём-то говорить, но никто его не слушал. Так они занимали себя, когда слегка «под мухой» явилась миссис Сверлинг[5]. Уголки её рта, я не знаю каким образом, но они были совершенно перекошены, — будто она надеялась, что вы не думаете о ней ничего дурного, — и они, казалось, твердили: «Воистину, все мы несчастные создания!» Итак, миссис Сверлинг присела и сделала вид, что с напряжённым вниманием слушает Антиквария, который с притворным увлечением рассуждал, как казалось, о целомудренных котах. Но это было не совсем так: она только думала о том, какое впечатление на окружающих производят её глаза и рот, а Антикварий думал исключительно о своей вечной славе. Три философа в это время пытались замаскировать смех, вызванный (не видом миссис Сверлинг, не болтовнёй Антиквария, а) тем, что творилось в их воображении. Это прекрасное общество стало ещё замечательнее, когда к ним стремительно подлетел Газ Пламминг[6] — ловец воздуха. Все привстали и с преувеличенной любезностью поприветствовали его. Столп Этрускер и Газ Пламминг уставились друг на друга; их языки сыпали вопросами и ответами, но их мысли были заняты чем-то совсем иным.

— Мне не нравятся его глаза, заявил Столп Этрускер.

— Он безмозглый щенок! — ответил Газ Пламинг, осклабившись. Три философа, широко раскрыв рты, внимали сим поучительным рассуждениям, при этом Киник улыбался, Эпикуреец изучал пламя свечи, а Пифагореец дразнил кота.

— Сэр, — сказал Антикварий, — я пролистал сии труды и утверждаю, что это совершеннейшее не то. Мне кажется, это самый мерзкий, ничтожный и бесполезный хлам, который можно только себе…

— Что вы говорите? Что вы говорите? — перебил его Газ Пламинг. — Неужели? Неужели? Хотел бы я посмотреть, как бы вы сами написали.

— Сэр, — продолжал Антикварий, — вот вам моё мнение: автор — бессмысленный чурбан.

— Вы уверены? Вы уверены? — тараторил Газ Пламинг. — Неужели? Неужели? Я думаю, это отвратительно называть чурбаном человека, о котором вы ничего не знаете.

— Уверен, Сэр? — переспросил Антикварий. — Я дам вам экземпляр, чтобы вы сами убедились. Однажды, когда я прогуливался по улице, я увидел целую тучу ласточек на [крыше дома] ограде старого готического сквера. Они, казалось, уже были готовы к перелёту, как говаривал Плиний[7]. Я посмотрел наверх, и тут какой-то эксцентричный юноша дёрнул меня за рукав и закричал: «Умоляю, Сэр, скажите, чьи они?» С величайшим презрениемя я [Стр. 2] повернулся к нему и процедил сквозь зубы: «Пааашооол вооон, кретииин!» «Кретин? — завопил он, — кого вы называете кретином? Я только вежливо спросил вас». Мне не терпелось выпороть этого негодяя, но он был посильнее меня…

Тут Столп Этрускер неожиданно умолк, и Газ Пламинг задумчиво произнёс:

— А в самом деле, этот человек не кажется мне таким уж кретином; похоже, он просто проявлял любознательность к творениям природы.

— Ха-ха-ха! — рассмеялся Пифагореец.

— Ха-ха-ха! — эхом отозвался Газ Пламинг, сводя на нет доводы своего собеседника.

Столп Этрускер вскочил и, сжав кулаки, уже приготовился дать отпор противнику, но в это время в комнату вошёл Угол Тупинг[8]. Выворачивая на ходу карманы, из которых посыпалось множество бумажек, он вежливо поклонился, повернулся кругом, сел, вытер носовым платком вспотевший лоб и, зажмурив глаза, почесал затылок.

— Итак, джентльмены, что за ссора? — поинтересовался он. Киник ответил:

— Они спорят по-поводу Вольтера.

— Да-да, — поддержал Эпикуреец, — и немного поиздевались над ним.

— И теперь пытаются соединить свои души с плотью, — заключил Пифагореец.
Усмехнувшись, угол Тупинг заметил:

— Вольтер ни черта не смыслил в математике. Клянусь честью, человек, не понимающий математики, должен быть болваном!

Газ Пламинг резко повернулся в кресле и воскликнул:

— При чём тут математика? Он поставил множество философских вопросов.
Угол Тупинг закрыл глаза, пояснив, что с закрытыми глазами он лучше соображает, и возразил:

— Во-первых, совершенно безполезно ставить вопросы — надо решать их. Задавать вопросы может каждый дурак, но человек, имеющий достаточно здравого смысла, должен уметь на них ответить. А во-вторых…

— Во-во-во! Во-вторых — Во-Во-Вольтер дурак! — вставил Эпикуреец.

— Тьфу ты чёрт! — произнёс математик, с удвоенной энергией расчёсывая свой затылок, — по крайней мере, из-за этого не стоит ссориться.

Антикварий снова привстал, громко прокашлялся, показав силу своих лёгких, и провозгласил:

— Но, дорогой мой Сэр, Вольтер запутался в материи и смыслил только в том, что у него перед носом, как и это животное под ногами Пифагорейца, играющее с собственным хвостом.

— Ха-ха-ха! — рассмеялся Газ Пламинг. — Им гордилась Франция! А вот я достал бутылочку с воздухом, которая принесёт чуму.

Антикварий пожал плечами и в течение получаса, пока Газ Пламинг говорил, не проронил ни слова.

И вот, величественной поступью к ним приблизился законодатель Безмен, неся в голове очередное постановление парламента, утверждавшее, что в свободном государстве вводить постановления парламента — это великий позор. Он так углубился в свои размышления, что забыл даже поздороваться с обществом.
Уголки рта у миссис Сверлинг поползли книзу.

Примечания:

1 Последователи др. гр. философа Эпикура (341—270) развивавли атомистический материализм Левкиппа- Демокрита, и считали, что боги не вмешиваются в дела мира. В роли Соскинса (Suction = всасывание) Блейк вывул своего младшего брата Роберта.

2 Киники следовали традициям школы Антисфена (4 век до н. э.), а затем Диогена из Синопа, отрицали религию, пренебрегали богатством и благополучием, презирали общественные нормы жизни. В Жвачкиесе (Quid = жевательный табак, а также фунт стерлингов) Блейк изобразил себя.

3 Последователи Пифагора (ок. 589—500 до н. э.) считали основой и сущностью всех явлений числа, образующие космический порядок (гармонию, музыку сфер). Прообраз Глоткинса (Sipsop = проглоченный кусок) Блейк нашёл возможно в платонике Томасе Тэйлоре.

4 Антикварий — любитель древностей, его имя произведено от этрусков, господствовавших в Италии с VII по IV век до н. э.

5 У Блейка Mrs Gimblet (возможно, от Gimlet = буравчик)

6 У Блейка Inflammable Gass = воспламеняющийся газ. В этом образе выведен доктор Джозеф Пристли.

7 Плиний Старший Гай Секунд (23-79) римский писатель, автор «Естественной истории» в 37 книгах. Погиб при извержении Везувия.

8 У Блейка Obtuse Angle = тупой угол, в геометрии угол больше прямого и меньше развёрнутого.





[AN ISLAND IN THE MOON]

[In a Manuscript Fragment]

[PAGE 1]

[Chapter 1]

In the Moon, is a certain Island near by a mighty continent, which small island seems to have some affinity to England, & what is more extraordinary the people are so much alike & their language so much the same that you would think you was among your friends.

In this Island dwells three Philosophers--Suction, the Epicurean, Quid the Cynic, & Sipsop, the Pythagorean. I call them by the names of these sects tho the sects are not ever mentiond there as being quite out of date however the things still remain, and the vanities are the same. the three Philosophers sat together thinking of nothing.

In comes--Etruscan Column the Antiquarian & after an abundance of Enquiries to no purpose sat himself down & described something that nobody listend to so they were employd when Mrs Gimblet came in [tipsy] the corners of her mouth seemd I dont know how, but very odd as if she hoped you had not an ill opinion of her. to be sure we are all poor creatures. well she seated & [listend] seemd to listen with great attention while the Antiquarian seemd to be talking of virtuous cats, but it was not so. she was thinking of the shape of her eyes & mouth & he was thinking, of his eternal fame the three Philosophers at this time were each endeavouring to conceal [the] his laughter, (not at them but) at his own imaginations this was the situation of this improving company, when in a great hurry, Inflammable Gass the Wind finder enterd. they seemd to rise & salute each other Etruscan Column & Inflammable Gass fixd their eyes on each other, their tongues went in question & answer, but their thoughts were otherwise employd

I dont like his eyes said Etruscan Column. he's a foolish puppy said Inflammable Gass, smiling on him. the 3 Philosophers [Quid] [the Elder] the Cynic smiling the Epicurean seeming [not] studying the flame of the candle & the Pythagorean playing with the cat, listend with open mouths to the edifying discourses.

Sir said the Antiquarian I have seen these works & I do affirm that they are no such thing. they seem to me to be the most wretched paltry flimsy Stuff that ever--

What d'ye say What dye say said Inflammable Gass, why why I wish I could see you write so.

Sir said the Antiquarian, according to my opinion the author is an errant blockhead.--

Your reason Your reason said Inflammable Gass--why why I think it very abominable to call a man a blockhead that you know nothing of.--

Reason Sir said the Antiquarian I'll give you an example for your reason As I was walking along the street I saw a number of swallows on the [top of an house] rails of an old Gothic square they seemd to be going on their passage, as Pliny says as I was looking up, a little outre fellow pulling me by the sleeve cries pray Sir who do all they belong to. I turnd my self about with [PAGE 2] great contempt. Said I, Go along you fool.--Fool said he who do you call fool I only askd you a civil question--[here Etr] I had a great mind to have thrashd the fellow only he was bigger than I--

Here Etruscan column left off--Inflammable Gass, recollecting himself Indeed I do not think the man was a fool for he seems to me to have been desirous of enquiring into the works of nature--

Ha Ha Ha said the Pythagorean.

It was reechod by [the] Inflammable Gass to overthrow the argument--

Etruscan Column then star[t]ing up & clenching both his fists was prepared to give a formal answer to the company But Ob[t]use Angle, entering the room having made a gentle bow, proceeded to empty his pockets of a vast number of papers, turned about & sat down wiped his [head] with his pocket handkerchief & shutting his eyes began to scratch his head--

Well gentlemen said he what is the cause of strife

The Cynic answerd. they are only quarreling about Voltaire--

Yes said the Epicurean & having a bit of fun with him.

And said the Pythagorean endeavoring to incorporate their souls with their bodies

Obtuse Angle giving a grin said Voltaire understood nothing of the Mathematics and a man must be a fool ifaith not to understand the Mathematics

Inflammable Gass turning round hastily in his chair said Mathematics he found out a number of Queries in Philosophy.

Obtuse Angle shutting his eyes & saying that he always understood better when he shut his eyes [It is not of use to make] In the first place it is of no use for a man to make Queries but to solve them, for a man may be a fool & make Queries but a man must have good sound sense to solve them. a query & an answer are as different as a strait line & a crooked one. secondly--

I, I, I. aye Secondly, Voltaire's a fool, says the Epicurean--.

Pooh says the Mathematician scratching his head with double violence, it is not worth Quarreling about.--

The Antiquarian here got up--& hemming twice to shew the strength of his Lungs, said but my Good Sir, Voltaire was immersed in matter, & seems to have understood very little but what he saw before his eyes, like the Animal upon the Pythagoreans lap always playing with its own tail.

Ha Ha Ha said Inflammable Gass he was the Glory of France--I have got a bottle of air that would spread a Plague.

Here the Antiquarian shruggd up his shoulders & was silent [talkd for half an hour] while Inflammable Gass talkd for half an hour

When Steelyard, the lawgiver, coming in stalking--with an act of parliament in his hand, said that it was a shameful thing that acts of parliament should be in a free state, it had so engrossed his mind that he did not salute the company.

Mrs Gimblet drew her mouth downwards.






Д. Смирнов-Садовский, поэтический перевод, 2007

Сертификат Поэзия.ру: серия 1085 № 55031 от 27.08.2007

0 | 0 | 2550 | 08.02.2023. 17:16:45

Комментариев пока нет. Приглашаем Вас прокомментировать это произведение.