Секретный дом вечности

Дата: 16-08-2007 | 13:10:28

*****
Бог-ребёнок плачет над миром:
Где теперь его мир-колобок?
Мир ушёл, даже имя сменил он.
Вот и плачет растраченный Бог…



*****
Богиня века золотого,
Не замутнённых скорбью дней!
Как мало счастья неземного
Осталось от любви твоей!

Как будто леший сердцем водит –
И остужает жизни жар…
Что толку знать, что всё проходит,
И что любви – не вечен дар?

Но Бог даёт смычок и струны –
И мысль – с другими наравне,
Бесстрашно, как Джордано Бруно,
Сгореть на жертвенном огне…



*****
Всё ненасытней вечности река:
Глядим мы в зеркала её – и канем.
Бессмертны мы, но вдруг сожмёт тоска –
Стать деревом, росою или камнем!

Но от тоски и от душевных стуж
Вдруг сердце загорится странной новью…
Есть на земле переселенье душ.
И люди нарекли его любовью.

И, всё томясь безбрежностью своей,
Своей незащищённостью людскою,
Мы вновь переселяемся в людей –
Не ведая, что нас они не стоят…

Какая неизбывная тоска –
Глядеть на небо... через облака!


*****
Вот же выпадет путь человеку!
Между жизнью и смертью скользя,
Дважды в жизни войти в эту реку,
Если выйти ни разу нельзя!

Боже, дай мне одно лишь словечко,
Свой пароль расставаний и встреч.
Не задуть эту жизнь, точно свечку – 
Можно только, как пламя, разжечь!

И, присев у судьбы на крылечко,
Зовом сердца приветствуя новь,
Каждый сам выбирал свою речку –
И своей дал я имя: Любовь.


*****
Дон Гуан, ты губишь Донну Анну
Чарами бесстрашных небылиц.
Бог любви просЫпал с неба манну,
Чтоб кормить в безумство впавших птиц.

И не пропадёт твоё старанье:
Ты умеешь женщину понять;
Слишком затянулось ожиданье,
Чтобы пред тобою устоять!

В страстном сердце пауза зависла:
Эту слабость тотчас же лови!
Ты ведь знаешь: там, за гранью смысла,
Ненависть тождественна любви!

Дон Гуан, ты губишь Донну Анну,
Ревностно развязку торопя,
И пусть это странно, очень странно,
Но сладкА ей гибель от тебя!

Только зря играешь ты с судьбою,
Закусив, как лошадь, удила,
Чтобы, пресмыкаясь пред тобою,
Мужа Донна Анна предала!

Знаю я, ты жаждешь абсолюта,
Славу подстрекая - и позор.
Но судить тебя не будут люди.
Бог уже в пути. Он - Командор!

23.07.05.


*****
Если твоё сердце не вынесет горя,
Отдай его сердечных дел мастеру, –
Пусть он перекуёт его,
Семь раз проверив на прочность.

Если сердце твоё не вынесет счастья,
Разлетится на куски брызгами радости,
Из него выпорхнет певчая птичка,
Потерявшая голос в прошлой жизни, –
И превратится в белую скрипку,
Которой невыносимо хочется петь;

А когда ты проведёшь пальцами
По её глиняному грифу, ты поймёшь,
Что в руках твоих вовсе не скрипка,
А любимая женщина;
От избытка счастья с ней
Треснуло по швам твоё шёлковое сердце, –

То самое сердце, что говорило о ней
Как о своей гостье из будущего,
И вечерами при свечах
Почему-то любило
Повторять загадочную фразу,
Навеянную классиками:
«Любовь – это рубашка,
Что дана нам на вырост».



*****
Как страшно время половодья!
Забродят воды, как вино,
И плодородные угодья,
Как Китеж-град, уйдут на дно.

С какой безбрежною тоскою
Стать морем речка норовит! –
И, до краёв полна собою,
Сама не знает, что творит…

Так, отпустив души поводья,
Бездонно, властно, как испуг,
Страстей безумных половодье
Испепеляет всё вокруг.

Как будто речка впала в детство,
И жалко ей расстаться с ним…
А мне досталась по соседству
Судьба стать берегом твоим.



*****
Минуя палисадник, где слышен вздох травы,
Летит по небу всадник – и он без головы…

Над миром он взлетает, не смея отдохнуть,
Пока никто не знает, куда он держит путь…

И отзовутся медью его шаги в Раю:
Он получил бессмертье за голову свою.

Он не покинет стремя, не выполнив наказ.
А вечность – только время, когда не будет нас…



*****
От расстояния – незримая,
Всем сердцем вынесена в святцы,
Моя бессмертная любимая,
Какая вечность – расставаться!

Судьбой и Господом творимая,
Звездой полей – ветрам порука,
Моя бессмертная любимая,
Моя ранимая подруга,

Такая ж, как и я, прохожая,
С неомрачимо белой кожей...
Что делать, если Твари Божии
Так друг на друга не похожи?!

Что делать, если сердце истово
Томится в клетке, точно птица;
Что делать, если даже истина
В лохмотья дряхлые рядится?

Как заболеть нам тонкокожестью,
Чтоб, как Иисус, поверив в братство,
Любить людей – с их непохожестью,
С их роковым самоуправством?

И вот, отбросив церемонии,
Мы ищем волшебство вокала –
Ток претворяющей гармонии,
Что Божьей нитью нас связала...

Моя бессмертная любимая,
Луч незапятнанного света,
Судьбой и Господом хранимая,
С печатью прОклятой Поэта.

И грусть качается безмерная –
Из-за того, что ты – бессмертная...

И радость брызжет беспримерная –
Из-за того, что ты – бессмертная...


*****
Мысль, что прожгла
сердцевину,
Ты на ладонь приглашала,
Чтобы найти середину,
Маленькая
и большая.

Только эмоций лавину
Горстью песка разрушая,
Губишь ты середину,
Маленькая и большая.

Тело похищено мыслью –
И помутился рассудок:
Там, между бездной и высью –
Лишь пустоты промежуток…

Кровь, что текла с горловины,
Вновь с родником ты смешала…
Нету в тебе
середины,
Маленькая и большая!



***** Ольге Ильницкой

Одержима взыскующим словом,
Высшей правдою жизни права,
Ты лучишься в сиянии новом,
Где, сгорая, не меркнут слова.

Ты врываешься в жизнь, как комета,
В перламутровых бликах огня,
В осязании звука и света,
В отпущении ночи и дня,

Человечность приняв за основу,
В аритмии незваных тревог…
Что за кони ведут тебя к слову,
Если слово не меньше, чем Бог?

Интуиция – больше, чем знание,
И наитьем нахлынет волна:
Жизнь земная – «дебют на прощание»,
За которым нас ждёт тишина…



НЕМЕЗИДА

Миры просеяв, как сквозь сито,
Бесстрашной пробою пера,
Ты так прекрасна, Немезида,
Ты бесконечна, как игра.

С душой, распахнутою настежь,
В постылый мир метнув копьё,
Одной рукой ты даришь счастье,
Другой – караешь за него…

И, обживая безграничье,
Начало высмотрев в конце,
Ты – ад и рай в одном обличье,
Ты – жизнь и смерть в одном лице.

И там, где рушатся твердыни,
То с грузом дум, то – налегке,
Порхает бабочкой богиня –
С безумной мыслью… о цветке.



*****
Ты – жизнь моя, что прожита... не мной,
И мыслится мне в сумерках порою,
Что, если б я не стал самим собой,
Я б на земле хотел побыть чуть-чуть тобою.

Господь с тобой, и, пусть твоя звезда
Порою светит грозно и кроваво,
В душе моей ты – гостья навсегда:
Моя судьба, печаль моя... и – слава...



***** Виктору Третьякову

Раскручивая свиток лет
И жизнь незрячую итожа,
Я вспоминаю, как секрет,
Что жизнь и смерть – одно и то же.

Они всё время бродят в нас,
Друг другу возмещают ссуды,
Перетекая всякий раз,
Как влага в спаянных сосудах.

И, возрождаясь наяву
В неистребимости природы,
Вдруг понимаю, что живу –
А Бог приходит и уходит…

Нет, просто рвётся цепь времён –
И, сцену закатив немую,
Я не живу – лишь существую,
Когда уходит в небыль Он…

Как расцветает вместе с Ним
Души безгласная обитель!
А Он неуловим, как мститель,
На время уходя к другим.

Всему, всему, что рождено,
Свой беспокойный век отмерен, –
Нет, это я Ему не верен,
Не оценив, что мне дано!

И я смотрю на свиток лет,
Грусть неземную в сердце множа,
И вспоминаю, как секрет,
Что жизнь и смерть – одно и то же.



*****
Стихов властительный пожар
И жаркий посох пилигрима
Я променял на Божий дар,
Смешное счастье быть любимым...

Век не забыть мне этот край,
Даль отворивший мне и негу!
Казалось сердцу: вот он, Рай!
Что ещё надо человеку?

Но струны сердца натянуть
Грозит нам времени воронка,
И мы в себе несём свой путь,
Как тайну тайн, как мать – ребёнка.

И очень часто – видит Бог –
Куда-то вдаль зовут тревоги
Не потому, что Рай… так плох –
А просто… хочется дороги!

И я замыслил отдохнуть,
Но помнил посох мой, сгорая,
Что даже неподъёмный путь
Богаче всех сокровищ Рая!

И станет счастье тупиком,
Свой блеск в рутине дней теряя;
Проснётся любопытство в нём:
А что же там, за кромкой Рая?

Да, благоденствие смешно;
Оно – не больше, чем уловка…
А счастье – только остановка
Там, где стоять запрещено…


*****
Страшно, коль звук не поспеет за слогом!
Страх – это мост между жизнью и Богом.

Выйдешь из дома – а смерть за порогом;
Страх – это мост между жизнью и Богом.

Жизнь или Бог? Впрочем, это не важно –
Ведь выбирать одинаково страшно!

Страх не успеть все сомнения выбил:
Мост – это, в сущности, взорванный выбор!

Век в ожиданье проходит за веком.
Страшно прожить на земле человеком...



ТЕАТР НАОБОРОТ Валентину Гафту

Лампадка тихо догорает -
А там, за росчерком пера,
Лишь редкий смертный понимает:
Вся наша жизнь - увы, игра...

И правдолюбца, и позёра -
Всех привечает жизни пир,
И только имя Режиссёра
Забыл оставить нам Шекспир...

И все мы - павшие, живые,
Жизнь отыграв как вещий сон,
Залижем раны ножевые -
И гордо выйдем на поклон.

И будем зрячи мы, и зорки,
Бессмертным гениям под стать,
И стаи ангелов с галёрки,
Встав, станут нам рукоплескать...

И мысль придёт - как неотложка,
Как неопознанный секрет -
Что мы сгорали... понарошку,
А смерти - и в помине нет!

И мы постигнем смысл дороги,
Познаем подлинность, и боль,
И счастье, что дана нам Богом
Своя, а не чужая роль.

...Лампадка плоти догорает,
И душу ждёт небесный плот,
И лишь Всевышний понимает,
Что жизнь - Театр Наоборот.



*****
Что ж ты, осень, вытворила с нами?
Раздала ветрам своё тепло.
И поля, как памяти коврами,
Ожиданьем белым замело.

Что ж ты, осень, вытворила с нами?
Присягнула тучам и снегам.
На седой земле, под облаками,
Мудрено теперь согреться нам!

И в тоски пожухшем безголосье
Над листвой пропавшею парю.
Я тобой рождён – ты помнишь, осень…
И в тебе, наверное, сгорю…

Что же мне мешает крылья сбросить
И к земле припасть, как жёлтый лист?
Я – твой дух пропащий, помнишь, осень?
Я – твой безымянный гармонист.

И сейчас молю тебя о малом:
Возврати мне ласку и тепло, –
Пусть поля, как белым покрывалом,
Памяти печалью замело!

О прошедшем праведно тоскуя,
О любви прошу я и молю;
И тебя, беспутную такую,
Словно жизнь прошедшую, люблю...

Что ж ты, ос-сень...



ЭЛЕГИЯ

О, как бы я хотел
бесстрастным быть, как Бог,
Доверчивой душе
апостолом быть верным;
С любовью принимать
и таинства дорог,
И сердца миражи, и мира
злые скверны;

Гармониею жить – не так, как на войне,
Не тратить силы зря
на спор и укоризны…
Не то, чтоб идеал
был недоступен мне –
А просто идеал
враждебен
сути жизни.



*****
Эрозия времени точит, как червь,
Всё то, что ваялось веками –
И хрупкое подданство тайных вечерь,
И даже незыблемый камень…

Ничто этой участи не избежит,
Не вынесет долгое бремя –
И только душа прохрипит, прокричит,
Прорвётся сквозь алчное время…


«Сердцу моему так тяжело от тяжести мира, словно я взял весь этот груз на себя». Антуан де Сент-Экзюпери.

*****
Я байки не травлю, и не кичусь я спесью:
Судьбою заслонив расщелину времён,
Я на плечи взвалил всё мира равновесье –
И оттого порой бываю побеждён…

Но, звуками молитв заполонив квартиру
И выстрадав рассвет, лечу вослед лучу…
Покуда я дышу, я – укротитель мира;
Мне даже Божий крест сегодня по плечу!

Раздрызганность миров дробит меня на части,
Харизму теплоты в пространстве хороня;
Но к чаяньям людей я чувствую причастье,
Как будто ось земли простёрлась сквозь меня!

Пускай гнетёт меня усталость человечья,
Пусть вековечных чаш колеблются весы,
Я музыкой в душе смирю противоречья,
И пусть любовью мир спасётся от грозы!

15.07. 2003.



РЕКВИЕМ ПО СУБМАРИНЕ

Попрочней, чем пиры, единит нас беда.
Теребят безутешные сводки.
Опустели в часы новостей города:
В море гибнет подводная лодка!

И давление крови взметнётся, как нерв,
Взрежет нервы надежда тревожно:
Сколько в трюмах сейчас может быть атмосфер?..
Триллер жизни – страшней, чем киношный.

И спасает лишь вера, что мы не одни,
Партизаны соборности нашей,
Что, быть может, за эти тревожные дни
Станем все мы одним экипажем!

И не будут напрасными наши труды,
Эта жатва духовного хлеба.
Субмарина покинет пучину воды,
Растворяясь в бескрайности неба.

Боги грешные, духи печальных морей, –
Те, кто судьбами правит от века,
Забирайте скорей ваш чугунный трофей,
И спасите – хотя б человека!


*****
Я слышал хор в небесной вышине –
Как будто мир ликующий открыл я…
Влюблённо звуки пели тишине,
И душу обжигали чьи-то крылья.

И я парил – над морем, над судьбой,
К чертогам мысли облака ревнуя.
И воле я предпочитал покой:
Мне было жалко жизнь мою земную…

И с этой странной, страшной высоты,
Где спят снега, а звёзды мерно дышат,
Я звал тебя, поскольку только ты –
Мелодия, что нам нельзя услышать…

Очень сложно в традиционной форме сказать именно свое. Вам это удалось! Симпатично и название цикла - напоминает по манере Лив Лундберг, современную норвежскую поэтессу.
Всего доброго!
С.А.

Замечательная подборка, Александр!

"Мы вновь переселяемся в людей –
Которые, быть может, нас не стоят…"

Саша, приветствую! Оч в тему... "добрый" ты в этой мысли. Кста, у магистра ордена тамплиеров прочитала, что христиане как раз именно о реанкарнации общаются в теологических диспутах, вроде так и считают, яаньше про это у христиан не читала... - токи иными словами об этом... Найду где прочитала, дам ссылочку - надо в букин зайти, чет я там вчера листала (много) и забыла, где читала... Исчо тебя буду читать в этом цикле. Хороший. Большой, все не успела - прогнали от компа.:((