Обед для облачка

Дата: 11-08-2007 | 11:35:07

Если бы в старших классах мне сказали, что я буду писать стихи для детей, я бы очень удивилась и спросила : « с чего вы это взяли?». Как и все в юношеском возрасте, я писала стихи о любви, о женской доле, интересовали меня и глобальные проблемы – ну, например, вопросы всеобщей ответственности за мир и дружбу во всем мире. Но мысли о детских стихах у меня даже не возникали.

В раннем детстве я любила сказки Андерсена, братьев Гримм, дядюшки Римуса, мне нравились детские стихи Корнея Чуковского, Самуила Маршака, Сергея Михалкова. Обожала стихи Даниила Хармса, особенно про кошку, которая поранила лапу. Помните ?

Несчастная кошка порезала лапу,
Сидит и ни шагу не может ступить.
Скорей, чтобы вылечить кошкину лапу,
Воздушные шарики нужно купить.
И сразу столпился народ у дороги,
Стоит и кричит, и на кошку глядит.
А кошка отчасти идет по дороге,
Отчасти по воздуху плавно летит.

Я представляла кошку с шариками, привязанными к раненой лапке, и заливалась смехом. Потом я несколько раз пыталась привязать шарики к лапке нашей Муськи, но кошка не хотела отчасти идти по дороге, отчасти плавно по воздуху плыть. Она валилась на спину и начинала яростно сдирать веревочки. А бабушка шлепала меня полотенцем и причитала :
- Оставь животинку в покое, глупая твоя головешка!

У Михалкова мне нравилось стихотворение про упрямого Фому. Такая веселая страшилка «Трусы и рубашка лежат на песке, никто не плывет по опасной реке»
Я запоем читала книги Пришвина и Бианки, до полуночи с карманным фонариком засиживалась над «Таинственным островом» Жюля Верна. Том Сойер и Гек Финн были моими близкими знакомыми. Я рыдала над судьбой дядюшки Тома. А в 9 лет я по недогляду взрослых умудрилась прочитать Анну Каренину Льва Толстого и «Легенду о Тиле Уленшпигеле». Шарля де Костера. Нежная Неле и правильный верный Тиль навсегда поселились в моем сердце. Я хотела пить фламандское вино, есть слишком молодой сыр с черствым хлебом и ходить с Тилем и Ламме по пыльным дорогам таинственной Фландрии. А в каждом неприятном чужом старикашке я видела Каренина и рисовала в своем воображении картины похищения у него сына и возвращения его Анне…

Писать стихи для детей я начала лишь, когда пришло время стать матерью. Я вышла замуж за Неменко Владимира и у нас родился сынок - Димок.

В те времена получить место для ребенка в яслях или в детском саду было очень и очень трудно. Многие молодые мамы устраивались в детские сады исключительно ради места для своего ребенка. Хоть кем – нянечкой, кастеляншей, посудомойкой. Мне повезло – у меня было свидетельство о присвоении квалификации – воспитатель детского сада. В школе все девочки нашего класса получили такие свидетельства, а мальчики стали токарями какого-то самого маленького разряда.

Приняли меня на работу воспитательницей и дали группу шестилеток – из старшей переходили в подготовительную группу. Эта группа находилась на первом этаже, и (вот повезло!) прямо против окон стояла наша игровая веранда. Я открыла окно настежь , села на подоконник, приказав «Де-ти! Гуляем от-сюда и до-сюда», чтобы было всех видно, а сама начала заполнять журналы – кто мама, кто папа, когда родился и всякое такое…
Вдруг к окну подбегают две девочки и кричат ;

- Елена Викторовна! Дайте считалку!
Как будто мячик какой, возьми и кинь им. Я растерялась и проговорила первую пришедшую на ум считалочку
-Стакан- лимон, выйди вон!
- Не-е-е. Такая ску-у-учная…
- Ну, тогда вот - «Из под горки катится голубое платьице…»,- я вслушалась в слова считалки и замолчала - надо же, какая жестокая придумка – платьице катится, а если в нём кто-то есть, то каково ему так катиться-то… ннн-даа…
Девочки безнадежно махнули на меня рукой и убежали к веранде.
Через какое-то время уже целая стайка подбежала к окну и все дружно закричали :
- А! Мы! Сами! Придумали считалку!
- Ну, рассказывайте,- снисходительно разрешила я, думая, мол, что там эти кнопочки могут стоящего придумать…
И кнопочки дружненько прокричали:

Туки-туки-туки-так!
Мы толкли на кухне мак.
Ели с маком плюшки,
А потом ватрушки.
А тебе нет мака,
Кушай булку с таком.
Всех найдёшь
Тогда возьмёшь
Вкусный мак
И сладкий мак
Туки-туки –туки –так!

Я просто потеряла дар речи. Да что же это такое! Детвора может такие складные считалки сочинять, а я им какой-то « стакан-лимон» выкрикиваю. А то, что эту считалку они сами сочинили, у меня сомнений не возникло. Наш садик просто пропах булочками, рулетиками и прочей выпечкой с маком. На кухне его постоянно толкли в ступках мак с сахаром. В городе Уссурийске в те годы мак в огородах был не редкость. На рынке свободно можно было купить пучок созревших маковых коробочек, отломить у них верхушечки и высыпать содержимое в рот. Когда зубы перетрут маковые зернышки в жевательную массу , мы кидали в рот конфетку-подушечку с повидлом. Вкуснятина получалась неописуемая. Так что считалка была своя, доморощенная… Но какая чудная. А я тут сижу, такая большая и важная, а придумать ничего не могу.

Сейчас, сейчас. И я напишу. Но про что? Вот лист, вот карандаш, но про что же написать? Я металась от окна к столу, перетряхивала какие-то листы и вдруг взгляд мой упал на букет. А букет у меня на столе всегда стоял самый роскошный. Дети в наш садик приходили в основном из частного сектора, и каждый день несли в ручонках цветы - у кого, что в палисаднике расцвело. Ромашки, астры, розы, георгины, гвоздики… Разглядела я каким-то новым взглядом этот букет и у меня сразу же получилась считалка, потом она вошла в мою первую книжку «Вьюнок»

Я - цветочек полевой.
Ты - большая роза.
Ты - вьюночек озорной,
Ну, а ты - мимоза.
Ты - ромашка. Ты - гвоздика.
Ты - калины красной цвет.
Ты - пойди-ка, поищи-ка,
Собери цветы в букет

Ура! Получилась! Я выбежала на участок к детям и скомандовала : «Дети! Дети! Ко мне! Я для вас считалочку придумала». Девочки обрадованно запрыгали и закричали : Хорошая считалка. Хорошая.
А мальчишки восторга не проявили, и я спросила, что не так.
- Что… что… Какая-то она девчачья.
- Почему?
- Да цветочки, вьюночки эти…
- Так, - решила я , - сейчас я и для вас , мальчики считалку придумаю.
С мальчиками на участке у меня всегда были особые проблемы. Если девочки играли в свои извечно постоянные игры –«Дочки-матери», «Продавцы-покупатели», «Врачи – больные», и мне никогда не приходилось распределять роли - ты - дочка, а ты мать, или ты-продавец, а ты покупатель. Они сами прекрасно справлялись с этими назначениями. Но мальчиков отправить играть всегда было трудно. Соберу их и спрашиваю : «Итак, юноши во что сегодня играем?» Ответ был один
- – «В войну-у-ушку!»
- Ну в войнушку, так в войнушку. Делимся. Русский-немец, русский-немец, - или казак – разбойник, или белый- красный. В зависимости от их настроения. - Играйте!
Минут через пять у меня по участку бегал один немец, а пятнадцать русских его догоняли…
Окрыленная тем, что считалки у меня получаются, я быстренько придумала делилку –

Я сегодня делал дело.
Ты – ревел напрасно.
Будешь ты за это белым.
А я буду красным.

Мальчишки делилку приняли, а я задумалась. Да , я буду писать для детей. Но о чем для них писать? Несколько дней подряд я хватала листы бумаги и пыталась зарифмовать что-то, по-моему тогдашнему разумению, детское. Однако написанное оказывалось таким надуманным и слащавым, что я в негодовании рвала листы и выбрасывала их. И вдруг ко мне знакомые привели мальчика Пашу из младшей группы, чтобы я с ним посидела, пока родители по своим делам сходят. Как мы таких малышей развлекаем? Правильно – даём лист бумаги и карандаш.
Паша сосредоточенно начал рисовать две окружности и тщательно штриховать их . Я понаблюдала, как он рисовал , подумала, что бы его рисунок изображал - маленькая окружность , думаю головка, большая – туловище , между ними какие-то жиденькие косые линии, видимо, ножки, и решила с ним поговорить :

-Ой, Пашенька, ты, наверное, собачку нарисовал?
Паша пожал плечами, мол, какая ты недогадливая, и сказал:
-Не-а.
Я продолжала угадывать дальше:
- А-а, знаю. Воздушные шарики!
Паша опять тянет свое «Не-а».
Я называла «Муравей!», «Очки!» – все невпопад.
- Всё, Паша! Тогда я сдаюсь. Что ты нарисовал?!.
Ребенок снова пожал плечами и под нос себе пробубнил: « Что-что…Это… облачко. На обед приплыло.»
Я кинулась к окну, увидела эти уютные пышные кучевые облака и сразу же услышала свое первое стихотворение «Облачко веселое на обед приплыло, Мама Туча облачко ласково спросила: Чем бы повкуснее накормить тебя? Вот тебе тарелка полная дождя. Налила побольше, а ты кушай лучше, чтобы стало толще, чтобы стало Тучей!»
Четырехлетний малыш подсказал мне ,где надо брать темы для детских стихов, как можно увидеть необычное. в обычном. После этого я завела большую толстую тетрадь и начала записывать в неё все , что наговорят мне маленькие мудрецы. Тетрадь давно уже превратилась в книжку «Поговори со мною», когда-нибудь разбогатею – обязательно издам её.


Леночка! Желаю Вам обязательно издать эту книгу! Столько у нас с Вами совпадений, что вот сегодня пришла на чужой компьютер вывесить детские стихи и первым прочитала Ваше "Облачко". И если были сомнения, вы их развеяли! Вы правы, дети - великие мудрецы и наши учителя. Спасибо Вам! Тепла и солнца круглый год. Оля.

Леночка, эта книжка непременно должна увидеть свет. И чем раньше, тем лучше. Удачи Вам. С теплом, Люда

Просто чудесно... И всё...