Колыбельная для пиш.машинки

Дата: 11-07-2007 | 14:28:21

На лице твоем морщинка, вот еще, и вот…
Засыпай моя машинка, ангельский живот.
Знаю, знаю, люди - суки: прочь от грязных лап!
Спи, мой олджэ. Спи, мой йцукен. Спи, моя фывап.

Терпишь больше, чем бумага (столько не живут).
Ты - внутри себя бродяга, древний «Ундервуд».
Пусть в Ногинске – пьют непальцы и поют сверчки,
ты приляг на эти пальцы – на подушечки.

Сладко спят на зебрах – осы, крыльями слепя,
вся поэзия – доносы на самих себя.
Будет гоевая паста зеленеть в раю,
западают слишком часто буквы «л» и «ю».

Люди – любят, люди – брешут, люди - ждут меня:
вновь на клавиши порежут на исходе дня.
Принесут в свою квартирку, сводят в туалет,
и заправят под копирку этот белый свет.



* * * *

Спасением обязанный кефиру,
в таблетках принимая упарсин,
не знаешь ты, как трудно быть вампиру –
садовником, певцом родных осин.

Не будет, ни прощенья, ни оклада -
сплошная ночь, змеиный шелест книг,
подкованная, в яблоках ограда,
зубовный скрежет лютиков цепных.

Покинув коктебельские таверны,
бредет людей опухшее зверье,
когда портвейном из яремной вены
я запиваю прошлое свое.

Сомнения скрипящие ступени,
и на тебя, Аркадий Дохляков,
грядущее отбрасывает тени
багровые: от крыльев до клыков.

Сии клыки вонзаются в Европу,
и в горле – ком, и в Интернете – кал,
и только слышно, как по гораскопу -
единорогий овен проскакал.


* * * *

Оцифрован, исчислен и взвешен
терпкий запах раздавленных вишен,
и на ветку вспорхнувший удод…
Вот фотограф-любитель идет,
свой прибор из чехла вынимает,
за углом проституток снимает,
ухмыляется, дальше идет.

А на встречу ему, из Шанхая -
начинающий киллер шагает
цельный год и 14 дней.
Свой прибор из чехла вынимает:
вправо, влево и прямо стреляет
в проституток и прочих людей.

Что-то в городе тихо и пусто,
только двое на площади Пруста,
в позолоте и перьях - канал,
воздух розовым крестиком вышит…
Автор эту строфу не допишет,
потому что - профессионал.

* * * *

С отбитым горлышком лежу в слоновьей лавке,
я больше не принадлежу словесной давке.
Не отслужить мне, господа, своей повинной
в посуде страшного суда – бутылкой винной.
И в стеклотаре ни гроша за эту ересь
не получить, прощай душа – портвейн и херес!

Приедет Слон на «москвиче» (хозяин лавки),
на каждом бивне - по свече, в ушах - булавки.
При алебарде золотой и маскхалате,
он хоботом, как запятой, меня обхватит.
Посадит в клеть, и молоком наполнит блюдце,
и будет сквозь меня смотреть - как люди бьются.



фывапролджячсмитьбю(йо), Сашка - гений, е-мойо

Вот хожу и думаю, чем привлекателен Кабанов, почему незримое поле отторжения вдруг превращается в поле притяжения. Ясно одно: он непроизвольно и безыскуственно соединяет, накладывает, казалось бы, несовместимые сферы, языковые и сущностные. Вот пару строк: "С отбитым горлышком лежу в слоновьей лавке,
я больше не принадлежу словесной давке.". Какой звук и фактаж! Гипнотизирует! И такого - масса. Саша нашел свой сектор. А как это трудно - найти хоть полочку свою. Но на то и талант, с чем я Кабанова всегда и приветствую. Саша, извини, что в третьем лице написалось. Твой Геннадий

Поэзия и есть соединение несоединимого. И у Александра это здорово получается.

Получил недоуменный вопрос (с цитатой) от корреспондента:
А почему Вы Кабанова обходите?

Уточнять не стал, а просто подумал - и впрямь почему?

Один ответ прост - не потому, что не люблю, а потому что - ленюсь.

Дальше потянулись ассоциации:

Не его одного обхожу.

Других еше можно обойти (в том числе, и гипотетически).

А Кабанова не обойдешь - слишком силен!

А в полученной цитате написал бы - не "крыльями слепя", а "крыльями сопя".

Но мало ли чего я бы написал. И не написал.

Саша, мой поклон! Виртуозно! С теплом, Люда

Сашенька, ЧУДЕСНО...

вся поэзия – доносы на самих себя.!!!!!!
Очень.

Не выплюнуть, не проглотить - настоящий чифирь :о)))

Впечатляет. Только про "гоевую пасту" не совсем понял.

Вся поэзия - поносы под самих себя...

Шутка. А стихи замечательные!

Автор эту строфу не допишет,
потому что - профессионал.

Слышала, но никогда не читала. Вы, правда, хороши. Как скучно, должно быть, столько елея получать.

Санечка, и как тебя Леся до сих пор терпит!:) Такого гения, блин:)
Второе стихотворение выучу наизусть:)