Послеоперационная палата

Дата: 07-07-2007 | 19:39:51

Выходя из наркоза, сны смотрю, как кино.
Яркими образами осколки боли вонзаются в явь.
Шью по живому белыми нитками полотно-
любовь.

Соседка напротив плачет всю ночь о бабьей судьбе:
один - ясный сокол, да бросил, другой - никакой, да нагнулся поднять.
А я лью бесознательные слезы, заполняя пробел
между собой и тем многим, которое "есть что терять".

Скоро утро, вколют восемь уколов, похлопают по щекам,
разрешат попить и оставят жить.
А пока я нанизываю на любовь минуты, годы, века,
чтобы, когда прояснится в мозгах, ничего не забыть

.
С уважением till

Образно. Знакомые мысли.
С уважением!
Юрий

"Поэт сам выбирает предметы для своих поэи; толпа не имеет права управлять его вдохновением". Сами знаете, Кто сказал. Но я бы дерзнул добавить: поэт также выбирает наилучший способ передать этот предмет, и чем точнее этот выбор, тем выразительнее итог. В данном случае очень удачно выбрана разговорная, почти без метра, и даже с нарочитым нарушением могущего сложиться метра, разговорная интонация. Две строчки вообще вызывают у меня восторг: 1)"один - ясный сокол, да бросил, другой - никакой, да нагнулся поднять" (очень ИСТИННАЯ, ПОДЛИННАЯ фраза, - из той самой толпы, которая "права не имеет", но во имя которой поэт всё и делает...); 2)"разрешат попить и оставят жить". Ответное чувство само возникает - хочется как-то утешить поэта или героя: "похлопав по щеке", сказать какую-нибудь ободряющую фразу... Потому что ясно: произошла трагедия.
Однако есть и "но": судьба не "бабская", а - "бабья" (бабскими могут быть привычки, сказки... но не судьба!).