(из дневника молодого китайского поэта Ли Веня)

Дата: 23-05-2007 | 03:53:32

* * * *

Вот дождь идет и вскоре станет ливнем,
наверняка завидует ему
Безногий мальчик в кресле инвалидном,
в небесную глядящий бахрому.

А может быть, ему и ливня мало,
нет зависти, а только боль и страх?
И автор врет, как это с ним бывало
под рюмочку в лирических стихах?

Вот отвернешься, и речной вокзальчик
тебя укроет от иной воды.
И думаешь: а все же, был ли мальчик?
А мальчик думает: а все же, был ли ты?


* * * *

Час неровен, и бес - не в Ребро, а в Рембо,
Ум за опиум иньских акаций.
Удивление Ли, или нежное Бо...
Кто на что в этой жизни, Гораций?


* * * *

В красной рубашке прихожу к тебе
не надо смеяться
на ней не клюшки для гольфа изображены
а запятые


* * * *


Это надкушенный край калача -
можно упасть в буерак.
Это оплывшая спермой свеча
и восклицательный знак.

Это в утробе травы-трын-травы
хнычет трамвайчик ночной.
Все, что на свете напишете вы –
было придумано мной.




Саша, если не говорить об удачных образах в других частях, то первая часть великолепна, даже вот такой, казалось бы, простой философский оттенок:
"И думаешь: а все же, был ли мальчик?
А мальчик думает: а все же, был ли ты?"
И вот это "аппетитно": "Все, что на свете напишите вы –
было придумано мной."


Твой Геннадий

Саша, исправьте: "все, что на свете напишЕте вы".
Понравилось, органично: "Ум за опиум иньских акаций. Удивление Ли, или нежное Бо..."