Баллада о Святом Олбане

Дата: 27-04-2007 | 11:34:57

                  БАЛЛАДА О СВЯТОМ ОЛБАНЕ

                  I

                  Из Рима в дальний Альбион
                  Отправил цезарь* легион,
                  И в 43-ий annum
                  Был занят Веруланум ** –

                  Он был столицей дикарей
                  Бесстрашных, словно черти,
                  Так что пришлось их поскорей
                  Предать законной смерти.

                  Столица 20 лет цвела,
                  Но люд вернулся дикой,
                  И Веруланум был дотла
                  Испепелён Бодикой.** *

                  17 тысяч полегло,
                  А те, кто выжили – в седло,
                  Хвосты себе поджали
                  И к морю поскакали,

                  Но вдруг, спасенье – о vivat!
                  Мертва Бодика, говорят... ****

                  II

                  Прошло без малого 100 лет,
                  А может быть и 200 —
                  Олбаний явлен был на свет
                  На этом самом месте.

                  7 лет он Марсу отслужил
                  У Диоклетиана,*
                  Затем Нептун его кружил,
                  Неся в страну тумана.

                  На берегах бурливой Вер**
                  Он был пример усердья:
                  Не признавал он прочих вер,
                  Не ведал милосердья.

                  Он с Бахусом делил пиры
                  Кадил Венере рьяно —
                  За белокурые вихры
                  Любили все Олбана.

                  III

                  Раз вечером, ложась в постель
                  В объятия к Морфею,
                  Шептал он: «Сон мой, неужель
                  Не явишь мне Психею?»*

                  И тут ему приснился сон:
                  На небеса взлетает он,
                  И видит там чудесный град,
                  Где ветлы вдоль реки стоят,
                  Где музыка волшебных лир
                  Вливает в грудь любовь и мир,
                  Где кто-то по волнам идёт,
                  И к солнцу вдаль его ведёт...**

                  IV

                  Чу! – слышен шорох у крыльца, –
                  «Кого прислали боги?»
                  Тут старец в рясе чернеца
                  Вдруг вырос на пороге,
                  И в угол сев, едва дыша,
                  Старик промолвил неспеша:

                  «Мир и любовь тебе, солдат,
                  Я знаю, ты мне друг и брат,
                  Твой ясен лик, душа чиста,
                  И добрый взгляд, как у Христа,
                  На небесах, где чудный град,
                  Где ветлы вдоль реки стоят,
                  Где музыка волшебных лир
                  Вливает в грудь любовь и мир –
                  Он по волнам с тобой идёт,
                  И к трону божему ведёт...
                  Но, слышишь, Мчатся кони! –
                  Не скрыться от погони!»

                  Тут кто-то громко стукнул в дверь
                  И закричал, как грозный зверь,
                  «Старик, мы за тобою,
                  Прощайся с головою!»

                  Недолго думал наш Олбан:
                  «Отдай мне рясу, старикан!» –
                  И, завернувшись с головой,
                  Отдал себя он под конвой.*


                  V

                  Беднягу повлекли на суд
                  Сурового тирана,
                  Но нет, не старца видит люд,
                  А славного Олбана.

                  Судья на грешника глядит
                  И грозным голосом твердит:

                  «Что ж ты, разбойник, натворил?
                  К Плутону эти шутки!
                  Ты христианина укрыл –
                  Вердикты будут жутки!
                  Покайся, жерву дай богам,
                  Не то мечу тебя предам!»

                  Олбан главою покачал
                  И так тирану отвечал:

                  «Судья, душа моя чиста,
                  Но я не верю сказкам,
                  А верю милости Христа,
                  Его небесным ласкам.
                  Христа я нынче повстречал,
                  Он на крылах меня умчал
                  На небо, где чудесный град,
                  Где ветлы вдоль реки стоят,
                  Где музыка волшебных лир
                  Вливает в грудь любовь и мир,
                  Со мною шёл он по волнам
                  Туда, где светит божий храм».

                  «Ты веру дедов оскорбил
                  Своею речью хамской!
                  Как величать тебя, дебил?»
                  «Я – Олбан Веруламской».

                  Олбана суд приговорил
                  Избить лозою гибкой,
                  Но тот пощады не просил,
                  И боль сносил с улыбкой.

                  Тогда решили наказать
                  Его по высшей мере,
                  И изуверам показать
                  Как относиться к вере!*

                  VI

                  На берегу бурливой Вер
                  Стоял преступник-изувер.
                  Глазели все, кому ни лень –
                  Ведь казни здесь не каждый день.

                  Воззрел Олбан на небеса...
                  «Смотри, – раздались голоса, –
                  Вода из Вера утекла!
                  Вот это чудо, ну, дела!»

                  Олбаний реку перешёл,
                  И быстро на гору взошёл,
                  Сказал: «Воды б я пригубил!»
                  И сразу чистый ключ забил,

                  Палач отбросил острый меч,
                  Пред жертвой пал и начал речь:
                  «Ты не преступник, а святой,
                  И я готов уйти с тобой...»

                  Судья разгневался, крича:
                  «Найти другого палача!»
                  Но не спешили палачи
                  Кровавить грозные мечи.

                  И вот один из палачей
                  Перешагнул через ручей,
                  Нагнулся, поднял отрый меч,
                  И голова скатилась с плеч.

                  Так славный Олбан был убит,
                  Но тут у палача,
                  Упали очи из орбит
                  На лезвие меча.*

                  Готовый порубить сплеча,
                  Другой нашёлся смерд,
                  Сразил того он палача,
                  Кто был так милосерд.

                  Толпа беснуется, орёт,
                  Чудесный ключ уже не бьет,
                  Река вернулась в берега,
                  И расцвели вокруг луга...**

                  VII

                  Сент-Олбанс – тихий городок
                  В скрещеньи четырёх дорог,
                  Там древний монастырь стоит*,
                  Где прах Сент-Олбана лежит,
                  И тайны, явленные тут,
                  К себе паломников влекут.


                  (Сент-Олбанс, 20 февраля – 2 марта 2007)


                  ПРИМЕЧАНИЯ:

                  I

                  * Клавдий (Тиберий Клавдий Друз Нерон Германик) — римский император с 41- по 54 н. э.
                  ** Веруланум (или Веруламиум) – римское название селения Верламион, с 20 года до н. э. служившего столицей кельтскому племени Катувеллаунов. Ныне — английский город Сент-Олбанс.
                  ** Бодика (Боудика, кельт. Boudic(c)a, ум. 61г.) — жена Прасутага, вождя кельтского племени иценов. После смерти мужа возглавила антиримское восстание 61 г.
                  ****Тацит пишет, что после поражения в битве при Уотлинг-Стрит Бодика приняла яд.

                  II

                  * Гай Аврелий Валерий Диоклетиан (лат. C. Aurelius Valerius Diocletianus, 245—313 н. э.) — римский император с 284 по 305, блюститель язычества и яростный гонитель христианства.
                  ** Вер — река, и ныне протекающая в Сент-Олбансе.

                  III

                  * Помимо собственных богов в древнем Риме, особенно в поздний период его истории, почитались также некоторые из божеств греческого пантеона, такие как Морфей, бог сновидений, или Психея, олицетворение души в образе девушки с крыльями бабочки.
                  ** Сходный сюжет изображён Уильямом Блейком на небольшой акварели «Река жизни», которая находится в Тэйт-галлерее.

                  IV

                  * Имя священника, обратившего Олбана в христианство, было Амфибал, – так же называлось одеяние священников. Во время гонения на христиан Олбан укрыл Амфибала в своём доме. Когда пришли солдаты, Олбан, завернувшись в одеяние своего наставника, назвался Амфибалом, чтобы дать тому время скрыться.

                  V

                  * Монах северо-английского монастыря Беда Достопочтенный в своей «Церковной истории народа англов» (731 г.) пишет по этому поводу: «Случилось так, что в тот час, когда привели Альбана, судья как раз возносил жертвы демонам. Увидев Альбана, он впал в ярость оттого, что его единоверец посмел предать себя воинам и подвергнуться великой опасности ради укрываемого им гостя. Он велел подвести Альбана к изображениям демонов, перед которыми стоял, и сказал ему: «Ты предпочел укрыть у себя мятежника вместо того, чтобы выдать его воинам, дабы он понес заслуженное наказание за хулу, возводимую им на богов; за это ты сам подвергнешься каре, которой он избежал, если отвергнешь обычаи нашей религии». И святой Альбан открыто объявил себя перед врагами веры христианином, не убоявшись угроз правителя, и, вооружась на духовную брань, смело отверг его приказание. Тогда судья спросил его: «Из какой ты семьи и какого рода?» Альбан ответил: «Что за дело тебе до моего рода? Если ты желаешь узнать о моей вере, то я христианин и готов исполнить долг христианина». Судья сказал: «Я требую, чтобы ты назвал свое имя; говори же без промедления». Он ответил: «Родители мои назвали меня Альбаном, и я клянусь всегда служить и поклоняться истинному живому Богу, сотворившему все сущее». Судья в гневе воскликнул: «Если хочешь наслаждаться дарами вечной жизни, принеси жертвы великим богам». Альбан ответил: «Жертвы, что вы приносите демонам, не помогут жертвующим и не утолят желаний и просьб молящих. Напротив, те, кто поклоняются этим идолам, в наказание будут ввергнуты в ад на вечные муки». Услышав это, судья пришел в ярость и велел бичевать святого исповедника Божьего, надеясь, что под ударами тот ослабеет и утратит твердость духа, выразившуюся в его словах. Альбан же, подвергнутый самым жестоким мукам, сносил их терпеливо и даже радостно во имя Господа. И судья, увидев, что муки не заставили его отречься от христианской веры, приказал казнить его смертью.»

                  VI

                  * Беда Достопочтенный сообщает: «Но тому, кто вознес нечестивую руку на шею благочестивого, не довелось порадоваться его смерти, ибо глаза его упали на землю вместе с головой блаженного мученика.»
                  ** Казнь происходила в Верулануме (ныне Сент-Олбанс – St Albans) на Холмхёрст Хилл (Holmhurst Hill) 22 июня 305 года. Хотя по другим сведениям это могло произойти и раньше, и предлагаются следующие годы 209, 249-251, 302-305.

                  VII

                  * На месте мученичества Олбана была заложена бендиктинская монастырская церковь ещё в V веке. В 793 году король Оффа основал здесь бендиктинское аббатство (монастырь) с церковью 1077-88, перестроенной в 13-14 веках и ставшей собором в 1877 году.



                  © Dmitri N. Smirnov




Д. Смирнов-Садовский, 2007

Сертификат Поэзия.ру: серия 1085 № 52705 от 27.04.2007

0 | 0 | 2212 | 02.02.2023. 03:50:25

Комментариев пока нет. Приглашаем Вас прокомментировать это произведение.