Караван смерти

Дата: 24-04-2007 | 00:30:35

- ...всех своих оставил я в могилах Карса…
- …нам печаль не утопить в глубинах Вана…
- ...говорят, они распяли Комитаса…
- ...путь неблизкий, путь неблизкий до Ливана...


Ползущий Армянским нагорьем в высокой пыли,
беременный скорбью, зачатой в Отчизне,
людской караван монотонно стирает ступни
и злыми ладонями головы бьет в укоризне.

- ...это было по решению Меджлиса…
- …ни проклятий не боятся, ни Корана…
- ...ты еще, Арам, не видел Караклиса…
- ...путь неблизкий, путь неблизкий до Ливана...


Далекое эхо разносит глухое "вай-вай"
по скудным эйлагам турецкого черного сада,
и стал джаханнамом* навеки покинутый рай,
и метили трупы окрестность армянского ада.

- …говорил Энвер - бегите, будет поздно…
- …не спасла Золяна крепкая охрана…
- …вероятно так легли на небе звезды…
- ...путь неблизкий, путь неблизкий до Ливана...


Турецкое солнце палит карабином в упор
в народ, исходящий с библейских вершин Арарата,
все плачет от жажды и голода бедный Гикор,
но нет молока на сосках уцелевшего брата.

- …сколько можно тюк тащить, немеют пальцы…
- …никогда не заживет на сердце рана...
- …впереди еще пустыня, не печалься…
- ...путь неблизкий, путь неблизкий до Ливана...


Давно пересохли и губы, и слезы в глазах,
но облако, сжалившись, серо расправило тогу,
в ушах, не смолкая, грохочет слепое "Аллах",
а губы в отчаяньи шепчут оглохшему Богу.

- ...Сирануш совсем плохая, жалко, жалко...
- …что останется теперь от Айастана...
- ...жарко, мама, жарко, мама, жарко, жарко...
- ...путь неблизкий, путь неблизкий до Ливана...



*джаханна'м (турецк.) - ад у мусульман


PS Из чудом уцелевших после страшной резни 1915 г в долгом пути
через пустыни Дейр-Зора, Чезоре, Рас ул -Айна от турецкого ятагана,
голода, болезней погибнет еще около 300 тысяч армян.

Как-то утром в Ялте я забрела в старую армянскую церковь. Начиналась служба, на скамье сидел только один человек. Служитель приветливо встретил меня и предложил остаться. Я неуверенно села. И вдруг на меня обрушились волны великого всеобъемлющего и какого-то нечеловечески - прекрасного горя, казалось, что весь мир изливает свою безысходную печаль в этой церкви. Служитель пел на армянском, мне показалось в тот момент что не может быль языка более способного передать величие скорби. Слёзы просто потоком полились из глаз и даже сейчас вспоминая те мгновения у меня что-то мучительно сжимается внутри….

АШОТ САГРАТЯН

АРМЯНСКИЙ ТАНЕЦ

Было это иль не было – время прячет концы.
Между былью и небылью землю рыл геноцид.

Варфоломеевская ночь с резнёй армянской
Не сравнится:
Там были маски, здесь же – лица,
И беспощадный наш убийца –
Моей истории страница...

Песок пустыни жёг подошвы ног,
Вгонял под ногти огненные иглы,
Конвой коней измученных берёг,
Уставших наблюдать такие игры...
Брёл караван отверженных людей,
Шёл, обречённый, без воды, без хлеба...
Над ним кружила чёрных крыльев тень,
Бездонным, безответным было небо...
Так плёлся он в бескровный зной пустынь,
Уже без сил и по дороге таял,
И пили все холодный пот росы,
А следом шла прожорливая стая...

Песчинкой люди падали в песок
В евангельском смирении покорном...
Не звёзды сокращают жизни срок.
И жар песков сжигал их жизни корни.

Есть что-то в поведенье палача,
Что жертву настораживает сразу:
Как карабин в ладонь ползёт с плеча
И как в глазах его мутнеет разум.
…Догадка осенила стариков:
Урок потерь всегда чему-то учит –
Не так ли было испокон веков –
Карабкаться за мудростью на кручи?!
Детей и женщин взяли молча в круг
И вдоль плеча сцепили насмерть руки –
Принять ещё одну из тысяч мук
Здесь, в Дер-аль-Зоре, с родиной в разлуке...
И под ногами заскрипел песок,
И колесо судьбы пошло вертеться,
И ввинчивался смерчем в солнцепёк
Горячий танец и ума и сердца…
…Уже в барханах угасал закат,
И духи били в солнца алый бубен
И не было уже пути назад:
Стояла смерть, облизывала губы...

Злой рок устал взирать на этот пляс:
Забавы жертв любил, но только в меру.
Уже последний луч надежды гас...
И взвился ятаган... Его примеру
Последовал натасканный конвой,
Сбивая с ритма жизни танец резвый. –
Ни на одной из всех вселенских бойнь
Не затупили столько острых лезвий!
Из танца гордость вырубал клинок,
Обрубок танца, истекая гневом,
Всю жажду жизни изливал в песок,
Как равный, разговаривая с Небом…
…На Дер-аль-Зор свалилась камнем ночь.
Кривая совесть отдыхала в ножнах.
Убрался дьявол-искуситель прочь.
Короткий мрак пустыни стыл тревожно...

Устали руки смерти молотить
И на лице её цвела улыбка:
Наивности блаженные пути!
Сюда их всех вели не по ошибке...
И вспоминала совесть палача:
История армянского народа
Несёт непокорённости печать...
У их души особая природа:
Достоинство у них – родная речь,
Которая веками их питала,
Они костьми предпочитают лечь...
Их было много и осталось мало...

Наутро по пескам прошёлся гуд,
Взорвался над пустыней солнца бубен.
Плечо к плечу барханы в пляс идут
И ветер дует в огненные трубы.
Завлёк коней – и в тот же самый круг,
Дыханье смерти чувствовали кони,
И в сердце ятагана вдруг испуг
Проснулся и вот-вот застонет...
В песок вселился жертв вчерашних пульс,
Барханов бег уже не остановишь!..
Песком засыпан тот печальный путь,
Который был отмечен криком крови.

Варфоломеевская ночь резни армянской не стыдится:
Истории постыдную страницу
Ей дьявол помогал перевернуть.

1965 г.

Тема: Re: Караван смерти Виталий Айриян

Автор Юрий Арустамов

Дата: 01-05-2007 | 17:21:20

Мы уже ничего не можем прибавить к выстраданному на протяжении века, да и чем помогут слова? Но какое великолепное стихотворение возникло из этой боли! И замечательно точен анализ нашего брата Амирама. Ваш ЮА

Восток - дело тонкое...
(10)