Подмосковная баллада

Дата: 03-03-2007 | 14:53:06

Катуар. Начало марта.
Жёлтый снег в ночи увяз.
Два барака, как две карты,
вырастают в горький фарс.
Сесть за эти карты, значит --
окунуться в долгий сон.
Два барака -- две задачи.
Жизнь поставлена на кон.

Занавесочки цветные --
разноцветная тоска!
Цедят песенки блатные
два бича-истопника,
водку пьют, играют в кости...
Обворованы до пят,
раскладушечные гости
лишь отчаянно храпят.

Занавесочки-гордыни,
подмосковные шелка!
Два барака -- две пустыни,
две судьбы-черновика.
От фундамента до крыши
из беспамятных времён
поднимается всё выше
список выжженных имён.

Помню это стихотворение, писал на него некогда и рецензию. Боюсь повториться: настоящее слово.

Очень точная картина. Мне такого нюхать не приходилось, но рассказов слыхал много.
Нечто шаламовское в поэтическом обличье.
Если бы от меня зависело, я бы включил это стихотворение в избранное.

Стихотворение "настоялось", как марочный коньяк... Кажется, первый раз ты опубликовал его здесь еще в начале 2003 г.? )))

"Два барака -- две пустыни,
две судьбы-черновика. " Это и еще: "раскладушечные гости" Все очень хорошо. Геннадий

При прочтении этих действительно замечательных строк в который раз невольно повторил про себя - для присутствия в стихах поэзии, пожалуй, действительно необходимо присутствие в их авторе, скажем так, судьбы. Как бы это пафосно ни прозвучало. Всё-таки, именно опыт подобного рода испытаний, такие вот "удачные" прикупки в сюжете игры, предоставляющие нашим чувствам работать с воистину страшным "материалом" и дает возможность воистину наполнить слово сутью...
А как иначе отделить зерна от плевел, определить меру человеческого в человеке, прикоснуться к зыбкости и абсурду, несмотря на всю свою "настоящесть" жизни и смерти...
Черт возьми, это как раз то, что и делает нас самих не черновиками, то, что не позволяет топке времени сжечь имена...
Такие во мысли вслух по ходу баллады, которая, на мой взгляд, заслуживает быть в "Избранном".
Анатолий, спасибо тебе за эти стихи потрясающего эмоционального накала. При всей внешней сдержанности...

Не Гомер, не Одиссея –
Это наши имена…
Ах ты, Матушка Расея,
Терпеливая страна!

Толя,
очень знакомая ситуация. Вспоминаю, как я был предвыборным агитатором в московских бараках и работягу Арсения(имя красивое помнится), жившего с женой и кучей детей на общей барачной кухне. Агитировал, разумеется, он меня, рассказывая о ленинградском деле и прочих тёмных делах. Удивительно был сведущим в истории ВКП и (б).
Как всегда выразительность твоих стихов на высоте и, поскольку добавить к похвалам уже нечего, смею сделать замечание:"фундамента" у бараков не помню, была "завалинка". Но, может быть, каким-то баракам повезло...
Твой Витя

ЗдОрово, Толя. По-нашему.

Действительно, хочешь-не-хочешь, а встают за строчками и Жигулин, и Галич, и - в лучшем - Высоцкий, и другие... И тряси-не тряси головой, и проза. Но проза Солженицына, Шаламова, где порой накал цветаевский...
*поднимается всё выше
список выжженных имён. - символ. Как снарядный осколок под живым сердцем...

Мои аплодисменты!
Все отменно, эмоционально точно, характерно, предельно сжато, но при этом очень емко.
И.Ц.

Не знаю, как прошло мимо такое ЗАМЕЧАТЕЛЬНОЕ стихотворение.
Исправляю оплошность.
Толя, это НАСТОЯЩЕЕ!
Рад, что достойно оценено и включено в ИЗБРАННОЕ.
Всего самого наилучшего!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
С уважением,
С.