Николай Гумилёв

Дата: 23-11-2006 | 14:22:58

Рота, стройся! Рота, целься!
Эй, конвойный, не зевай!…
Убегает вдаль по рельсам
Заблудившийся трамвай.
Ни кондукторов, ни штрафов…
По дороге в никуда
Для изысканных жирафов –
Безбилетная езда…

Вечный путь конкистадоров:
Дело сделал и – адью!
Из тюремных коридоров
На Харонову ладью,
Что давным-давно готова
К переправе в лучший мир.
Пропустите Гумилева!
Он – почетный пассажир…

Покорителю Сахары
Машут с берега реки
Куны, гашеки, гайдары
И латышские стрелки…
Комиссар пригладит пейсы,
Даст команду: «Заряжай!»
Убегает вдаль по рельсам
Заблудившийся трамвай:

Из тюремных коридоров,
Сквозь языческую муть…
Страшен путь конкистадоров –
Вековечный русский путь…

Хорошие стихи, Андрей, хотя не думаю, что Вам удалось создать ТОЧНЫЙ образ поэта. Но Вы, наверное, к этому и не стремились! И потом, у каждого - свой Гумилёв. Я написал бы наверное... впрочем, может быть, ещё напишу, поэтому не буду говорить, о чём. Один эпизод из его жизни в своё время потряс меня до глубины души. А лучшим и наиболее современным стихом Гумилёва считаю "Волшебную скрипку". С уваж., Александр.

Сильная вещь! Но позволю себе одно "историографическое" сомнение: по-моему, комиссары лично не руководили расстрелами, а только давали указания тем, кто руководил. К тому же, не все комиссары были евреями (это о пейсах): комиссары-неевреи были еще похлеще (латыши и венгры, к примеру). Но это так, к слову...

Славные стихи в память поэта...

В трамвае твоём пассажиры молчат –
Им нечего больше сказать.
За спинами их не рельсы скворчат:
Печи плавят печать.

Но мерных колёс перестук – это речь
Наездников, варваров злых,
И мёртвых врагов бросают не в печь –
Шакалам и прихвостням их.

А где же Россия? где поле враскид
Для брани за землю свою.
Там каждый солдат до смерти стоит
И жизни не ценит в бою.

Чем жить на чужбине, кормить голубей,
Чем миру князей служить,
Не лучше ли бросить убийцам – убей!
И песнь напоследок сложить

О том, как прекрасен задумчивый лес
И небо над ним и о нём
Прозрачное слово – крупинка небес,
Божественный окоём.

И снова безумный вожатый ведёт
Трамвай по распутью мостов,
Но улей молчит, пока пчеловод
Не вспомнит живительных слов.

Неделя всех святых,
в земле Российской просиявших, 2003




Ага, так Гашек, стало быть, по-вашему, и не романтик вовсе,
поскольку Швейк выражается не изысканно?
Хотя я конечно догадываюсь…

:о)bg

PS
A propos, уж так ли много Гашеков?