Баллада о дикой пшенице

Дата: 17-10-2006 | 23:52:15





Здесь были деревни. От них ничего не осталось.
Осотом зарос понемногу погост.
Земля от людей накопила такую усталость,
что тут же забылась, не чуя метелей и гроз.


Не надо жалеть ни поля, ни поклонные поймы.
О их одиночестве нам ли скорбеть?
Здесь были деревни. О них еще кое-кто помнит.
Запомнят ли нас? Не спеши и по чести ответь!


Встревожит березы порыв ледяной с океана -
и град по заречью пройдет, как варяг.
А в ясную полночь мерцающим зельем тумана
всклубится глубокий, глотающий эхо овраг.


И то, то звалось яровым ли, озимым ли клином,
не стало, как древле, названья иметь.
Я здесь как пришелец - в пространстве безмерно тоскливом.
А вечность спустя здесь хозяином хаживал кметь.


Я в лес углубился, где гул одиночества глуше.
К поляне, что светом, как линза, полна.
я вышел, блуждая, и в ярких цветах обнаружил
былинку одну - ту, что взгляду не сразу видна.



Средь жадных и праздных, и тянущих млечную влагу,
и зевы разъявших, нарядных, хмельных
стоял этот злак - его стебель был тверд, как отвага, -
не принял он ласки изнеженных пальцев моих.



И вот мне открылось - то колосом дикой пшеницы
в глуши нелюдимой и втайне от всех и всего
земля отдохнувшая стала в работу проситься,
как просится глина на круг гончара своего.




Да будет!- пойдут облака волоокие цугом
над полем, где встанет грядущего хлеб.
И дали великие стронутся - медленным кругом -
и в поте замесится глина трудов и судеб.



Так будет опять. Предназначенное - неизменно.
И колосу дикой пшеницы расти,
как будто еще не одрябла пята Карфагена
и через века совершится Крещенье Руси.

1984

Вашими бы устами, МЕДВЕДЕВ, да мёды пить...
ни хрена не вспомнили, даже то что осталось сгнобили.
1984 и прелыдущие, теперича как золотые годы уже поминать можно...