СПОР ПОЭТОВ – ВСЕГДА ДЕЛО ВЫЗЫВАЮЩЕЕ... записки рядового мечтателя, ч. 1

Дата: 23-06-2006 | 20:45:12


Спор поэтов – всегда дело вызывающее,
но в условиях: «to be or not to be» – иного и не придумаешь...

…Мои поэтические дневники всего лишь прицельные слепки
нашего больного времени...

Веле ШТЫЛВЕЛД

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
Неформальная литературная жизнь существовала и до эры Интернет, но эпистолярии в те времена Оно были куда как более полноценными… Чаты и Форумы смазали общение, истощили его и свели его до киберсленга и смайликов…
Чудачить да фордыбачить в литературу приходят многие, но, пройдя годы, остаются лишь единицы. В Сети внезапно прошла публикация двенадцатилетней – по сетевым меркам раритетной ценности! – переписки киевского литератора Веле Штылвелда с воронежским издателем и меценатом Вадимом Кисляком (Булатовым). В ней отслеживаются некие механизмы духовного размежевания духовных литературных миров Украины и России. Сегодня это уже история, но ещё вчера всё было живым, пульсирующим, всё это рождало надежды на Воспарение…
Почтовый роман между издателем и писателем – в письмах и рефлексиях одного только писателя – штука весьма потешная, не смотря на объемы уже издателем изданного, издаваемого или планируемого к изданию. В стержне романа – неприкаянность творческих судеб времени исторического перелома… Это теперь мы умненькие, кажется. Понаходили себе место в общем строю. А в девяностые годы крепкого столетия нас, да что там нас, наши братско-блядские страны ещё ого-го как колбасило. И это отчетливо отображалось и обсуждалось в нашем неформальном общении и андеграундном творчестве…
Если блог – это замочная скважина, то вполне резонно заметить и его величайший из недостатков… Блок, по сути, мелко-эпизодичен и душевно рван. На нем трудно сконструировать цельное полотно... Но вот перед вами новейший электронный «стомат», как называли такие реконструкции древние рымляне… Шаг за шагом веду реконструкцию и уточнения, чтобы читателям было легче и зримее увидать замысел… Времени. А автор, что автор? Ворвавшись в новые времена на загривке неумолимого ВРЕМЕНИ, он, как и положено временщику, отступает невольно в тень… Не его нынче праздник, а Времени, вдоль оси которого он слепо брёл в своем нелепо-неблаговидном прошлом…

ДОКУМЕНТ №1: Исх. 23/1362 от 13.01. 1994 г.
Шолом, господин Булатов! Веле Штылвелд, киевлянин, еврей + поляк + украинец – слово подчеркнуто – в то время по паспорту, в последующим от своих отцовско-украинских корней решительно отказался со времени переписи 2002 г. – космополит с киевскими ушами, поэт-урбанист, учитель припятских детей, инициатор и райтер Творческой поэтической лаборатории "Воспарение" (с 17.06.1992 г.) Активный беспартийный, в 1991 г. 8 месяцев состоял в КПСС, чем и развалил. 2 детей – дочек от двух неудачных браков. Лена – 14-й год, Таня – 8-й... Разведен. Публикаций за жизнь более 20-ти. Книг нет. Озабочен... литературно. Провожу заочный литературно-философский семинар по переписке Поэтика Воспарения. Участвует более 40 человек. 253232, г.Киев-232, ул.Марины Цветаевой, 8, кв.268, Веле Штылвелду

ДОКУМЕНТ №2: Исх. 23/1362 от 13.01. 1994 г.
открытка
Самый теплый привет из Киева литераторам Воронежа посылает Творческая Поэтическая Лаборатория "Воспарение". Веле Штылвелд, Райтер ТПЛ "В".

ДОКУМЕНТ №3: Исх. 165/1504 от 24.03. 1994 г.
Шолом, Вадим Анатольевич! Пишу Вам ровно за месяц до моего сорокового дня рождения, которое как ни крути, а в родном моем городе замечать не хотят... Но пишу не для саморекламы, хотя, как и обычно, подсылаю нечто новенькое и из поэзии, и из прозы, но главная суть письма возможно в другом.
Дело в том, что сейчас я обращаюсь к Вам как официальный представитель и литературный агент киевского журнала "Ренессанс", который, честно говоря, хотя и существует уже более полутора лет, но переживает не самые добрые времена.
Дело даже не в политике повальной украинизации, журнал старается быть двуязычным, но публикует до 80% материалов на прекрасном русском языке. На его страницах мелькают имена Дейча и Чичибабина, вашего покорного слуги, ряда нынешних известных в Украине русскоязычных поэтов, имя Виктора Некрасова, автора небезызвестного "Бабьего Яра", идут интересные публикации по психологии творческого процесса, печатает и свою прозу главный редактор и издатель журнала Виктор Владимирович Шлапак.
Честно говоря, у него, как у частного издателя, проблемы сродни Вашим воронежским, но уже сегодня идет речь о готовом пятом номере журнала, в производство запущен шестой. Журнал емкий, с хорошей черно-белой графикой и стоит при нынешних условиях распространения недорого. Всего пятьсот российских рублей за экземпляр. Можно было бы заказать мелкооптовую партию на пробу до тридцати экземпляров, для начала с предоплатой.
Я понимаю и Ваши небезызвестные проблемы, но ведь какой-то литературный обмен рано или поздно надо же всем нам налаживать в этом сумасшедшем мире. Я знаю, что вы великий подвижник в литературе и на это предложение можете посмотреть по-разному. Я не хочу Вас убеждать. Я только хочу Вам переслать точные координаты Виктора Владимировича Шлапака. Иногда даже то, что ты знаешь, что рядом бежит и дышит ноздря к ноздре кто-то такой же, как и ты, уже вдохновляет.
А я человек Воспарение и всегда беру на себя труд знакомить столь похожих упорных в литературе людей. Не без того, что иногда мне от этого перепадает и на орехи, но поверьте мне на слово, что еще ни разу материальных выгод от этого я не имел. Просто на этой планете я делаю свой участок общей работы, в остальном полагаясь на Вас и Виктора Владимировича Шлапака, да еще таких же как Вы, подвижников.
Итак, адрес: 252033, Украина, г.Киев-33, ул.Жадановского, 54, кв. 16
РЕАКЦИЯ: Вадим Кисляк (Булатов) пристроил все присланное!
Там же – прислана литературная газета "КОВЧЕГ", издатель Сергей Соловьев, г. Киев

ДОКУМЕНТ №4: Исх. 233/1572 от 17.05. 1994 г.
открытка
Шолом, Вадим! Пристроил все присланное! Объявления пошли интенсивно по рукам. Раз. "Воронежская ложь" на ура встречена в "Лель-ревю". Два. Станут переводить "Некрофилов" и даже вышлют, (не выслали – Вадим Булатов), купонами гонорар, шлю и текущее свое, ибо без текущего нет грядущего. С глуб. уважением, Веле Штылвелд.
Посылаю на конкурс поэтический за 1994 год вещь на первый раз...

ДОКУМЕНТ №5: Исх. Исх. 236/1575 от 19.05.1994 г.
Шолом, Вадим Анатольевич! Посылаю на конкурс поэтический за 1994 г. вещь на первый раз совершенно странную – поэтическое либретто литературного вечера "Погода на завтра", который будет проведен 21 мая в 19.00 в республиканском Доме актера. Я отнюдь не актер, но как поэт преследовал две цели – пробудить у людей киевлян чувство малой Родины и чувство сострадания к Любви. Если хоть в какой-то мере мне это удалось или еще удастся, то и, слава Богу.
Бесспорно, я как и всякий литератор, человек тщеславный, но уповаю на объективность процесса, в который я попытался "втравить" по меньшей мере, еще десять хороших киевских поэтов и поэтесс. О "Лель-ревю", который занимается переводами на украинский всего хорошего в эротическом мире планеты, – разговор отдельный, но преждевременный. Однако, то, что уже сделала "Воронежская ложь" похоже на хорошую литературную грунтовку. Ибо год с небольшим именно так все и у нас начиналось.
И на меня вызывали полицию нравов, и я до сих пор при подготовке гласных регламентированных выступлений осторожничаю. И это не преступно, а крайне предупредительно. В конечном счете, в Украине сейчас развиваются черт его знает какие процессы, в том числе и в литературе.
Из республиканской еврейской газеты была изъята моя колыбельная еврейским девочкам еврейской женской гимназии только за то, что я осмелился сказать на Союзе писателей об истинном ужасающем положении русскоязычной поэзии и потребовал под этот естественный литературный феномен украденных средств. Теперь меня будут "бодренько молчать" до могильных плит. У нас это делать никто и никогда не разучался.
Но и с вечером, что бы ни было, а вот либретто уже есть. Будет ли сам запланированный вечер – одному Богу известно, с глубоким уважением, Веле Штылвелд. Важно то, что 21 мая мой "весенний ангел" – Николай. Авось вывезет, а не прокатит. Мир вашему дому, Амен!

ДОКУМЕНТ №6: Исх. 264/1603 от 4.06. 1994 г.
Шолом, Вадим! Сегодня я в роли литературного агента. Пересылаю две первые поэтические книги – отсутствовали, конверт был разорван, как, впрочем, подавляющее большинство объемных депеш с Украины, да и по России – В.Б. – как конкурсантов 1994 г.
На конкурс представляются стихи Натальи Никишиной – уроженки города Воронеж: Украина, 253139, г.Киев-139, ул.Вильде, 6, кв.63, тел. 514-30-63 и "Киевские стихотворения" Сергея Черепанова: Украина, 252005, г.Киев-5, ул.Красноармейская, 45, кв.115, тел. 227-57-62
(! Ныне главный редактор журнала «С тобой» – за 12 лет ни единожды не протянула руку помощи – Веле ШТЫЛВЕЛД).
В последующем хотелось бы повести речь о создании международного литературного фонда "Тихое поколение", которое обнаруживается всегда и везде на земном шаре. Такой фонд может быть рожден как международный: Россия - Украина - Израиль – ... , ибо для русскоговорящих он будет единственным действенным кроме конкурсов инструментом. Дело остается за малым: за наличием средств и доброй воли, которую уже высказали Наталья Никишина, Александр Карабчиевский, Веле Штылвелд и, надеюсь, Вадим Булатов (но последний отнесся к предложению довольно холодно, поставив под сомнение пользу от такого фонда – Вадим Булатов). Хотя дело это и неспешное и требует должного обсасывания.
Однако сейчас кем-то запланирован исход великой русскоязычной литературы на позиции провинциальной, и здесь требуются усилия по противопоставлению. Есть ли конкурсанты из Киева, кроме представляемых мною? Ведь Киев остается по-прежнему одной из многих точек духовности на планете Земля, как и Воронеж, и Варшава, и Вена, и Питер, Москва и Будапешт. Это ближайшие узлы духовности, вот они-то и названы мной. Очень надеюсь, что это письмо я посылаю Вам не напрасно. А штыл андер вельт! Мир Вашему дому! Амен!
P.S. Александр Карабчиевский был на вершине киевского бомонда со второй половины восьмидесятых. Что его заставило в 1991 г. выехать в Тель-Авив – трудно сказать... Вслед за ним потянулась его преданная русская жена Наталья Никишина на родину... в Россию. Оба они закончили московский литературный институт. Оба они – счастливые родители и так же неприкаянны на Украине, как и десять лет тому назад, когда начинали... Сегодня Украина властно отторгает и ненавидит таланты, опускаясь все горше и ниже на самое дно Атлантиды.

ДОКУМЕНТ №7: Исх. 282/1621 от 4.06. 1994 г.
Частное Информационное Агентство "Прометей"
Украина, г. Киев, владелец ЧИА "Прометей"
Виктор Николаевич Шкидченко (Веле Штылвелд)
Учет с даты основания 16.06.1992 г/; за это время получено 492 письма (на 19 июня 2006 г. – 6118 писем, отправлено 8676, Джек Лондон отправил более 40000 писем, получил не менее 11000 за всю литературную жизнь – Веле ШТЫЛВЕЛД).
Шолом, Вадим Анатольевич! Я чуточку приоткрыл забрало и вот почему – в моем многотомном не изданном никем архиве хранятся произведения более пятидесяти прекрасных русскоязычных поэтов города Киева, Украины, России и Израиля.
Я готов регулярно подсылать на конкурс переданные мне как литературному агенту произведения самых интересных авторов, как и готов сотрудничать и в более серьезных жанрах. Сегодня на пробу посылаю свою эссеистику, хотя она у меня, как вы догадались, разная. Публикацию в республиканской газете "Еврейские вести" Вы, быть может, найдете трогательной, но для меня там допущено два ляпсуса. Во-первых, Штылвелд, а не Штилвелд, а во-вторых, выпущен предпоследний куплет: ... моей колыбельной…
Я готов заниматься регулярной бесплатной рассылкой газет по многочисленным украинским и даже израильским, при оказии, адресам при условии, что мой труд будет хоть как-то, пусть в публикациях, оценен. Дело в том, что подножный корм учителя, то есть конкретно меня, на все лето составил 1700000 ку, то есть, сумма мизерная, то есть, в пересчете 34 доллара на три летних месяца. На них надо жить, крутиться, кушать и заниматься литературой, что я и делаю постоянно. Расчетного счета мо-ё-... агентство не имеет, хотя и зарегистрировано при УкрИнформе.
Платить же в наших отечественных изданиях обычно не принято, на что никто, собственно говоря, в наших условиях не уповает. Удручают же и крайне-редкие публикации с безобразными вывертами и неграмотностями со стороны издателей.
Я уже писал Вам о проекте создания международного русскоязычного литературного фонда "Молчаливое поколение" (было "Тихое" – В.Б.) Почему бы нам всем вместе не попробовать. Честно говоря, мое Агентство –это моя милейшая игрушка, которая обходится мне в сорок пять долларов в ежегодном пересчете, а на издание собственной, пусть даже брошюры по типу книжечки Аркадия Давидовича "Сто новейших способов любви...", которая у нас продолжает иметь успех, просил бы еще, у меня нет даже надежды на обретение средств. Такие состояния дел у большинства. Вот почему в дополнение к идее фонда существует идея создания международного литературного органа фонда "Миры на асфальте".
В нехудожественном брошюрном виде такое издание возможно было бы разумно издавать у Вас, включая Ваш богатый опыт издателя и мецената. Аркадия Давидовича я постараюсь "скормить" в Лель-ревю, который я вам сейчас высылаю. Он специализируется на переводах.
Второе, что касается лично меня, то у меня достаточно интимной лирики и хорошей эротики, которую я Вам бы смог в процессе продолжения знакомства до конца года выслать, из которых вы бы и сверстали нечто мое или определили там, где это было бы удобно, к примеру, в "Воронежской лжи".
Немаловажно то, что я берусь рассылать Ваши издания по 60-75 адресам именно "литературных, идеально литературных людей", людей крайне разных, порою диаметрально противоположных, но крайне нуждающихся в литературном общении. Мой филиал мог бы раз в квартал получать по почте от Вас бандероль, а дальше – моя забота. Иной экспедиции я не вижу. Два конца: до и от Воронежа обойдутся в среднемесячную зарплату 350-450 тыс. купонов в один конец. Это не реально, а вот за бандероль религиозной литературы, просил для себя из С.-Петербурга для проверки почтовых каналов, я заплатил пошлину всего 10 тысяч. Это дело. Сейчас же важно то, что мы уже начали.
Как литературный агент, я имею некоторые козыри на руках, то есть каналы в России и в Израиле, кроме Украины, но, не ведая Ваших дальнейших планов по открытию воронежско-киевского информационного канала, не стал бы торопить событий, а хотел бы Вам пожелать скорейшего выхода из больницы и плодотворной работы на ниве литературы. Пробивать в периодике свое в Киеве можно, но крайне нудно, и порою на это уходят долгие месяцы.
Тем не менее, на счету моего агентства более двадцати публикаций моих и моих друзей, которые мне удавалось пробивать лично, либо через имевшиеся информационные каналы. Однако всякий раз я все больше и больше убеждался в том, что официоз в очередной раз воротит свое сытое рыло от того, что есть настоящей Душой нашего мира, и если публикации и происходят, то строго дозировано, либо за счет автора, на что молодые, естественно не идут. В этих условиях только жесткая кооперация и чувство локтя. Вот что спасет.
Вот и формирую по мере сил этот спасательный эшелон. Мой литературный архив стал как бы интеллектуальным поясом этих ребят. Завтра мы будем вместе и уже с нашим общим литературным прошлым, а уж кто по какой тропинке протопает, тому и выбирать свой мир. Пока же наш общий мир – это мир воспарящих. В нем в равной степени уживаются кич, эротика, мистика, философия, эссеистика, фолк, урбанистика, лирика, рок... – все, чему в одинаковой степени продолжают мешать и вредить согласно установленных правил.
Вместе мы сможем это дело ломать. Но вместе на годы. Ибо два года работы привели меня к утешительному выводу, что планомерность свое дело делает даже при малейшем отсутствии средств. А при 200-300 долларах в наличии мы смогли бы уже иметь маломальский международный альманах. А может быть, интересней Ваш альтернативный путь: газета плюс регулярные брошюрные блоки. Два года я ошивался в теоретиках литературного процесса и пришел к радостной мысли, что сам неформальный процесс существует, а значит и воронежский филиал в ЧИА "Прометей" – дело решенное. Дело за малым – за конкретными действиями с Вашей стороны, мэтр Вадим. А штыл андер вельт! Мир Вашему дому! Амен, код амен.

ДОКУМЕНТ №8: Исх. 326/1665от 27.06. 1994 г.
Шолом, Вадим Анатольевич! Как Ваше нам здоровье и пришли ли Вы в себя после душевных волнений и нездоровья последних месяцев? Держите выше нос при любых слагающихся обстоятельствах. На сей раз посылаю Вам заказное письмо, но, увы, не все могу в нем повторить. Так, например, мне уже не удалось достать журнал "Лель" из-за его баснословной цены и моей естественной для учителя, традиционной уже нищеты. И в школе после выпускного вызрел конфликт, когда я приоткрыл некоторые неблаговидные деяния учителей их родителям. Сказал ведь только с тем, чтобы не травмировать Душ подростков, отягощенных недобрым опытом общения, а вышло, что кое-кому залил сало горячее за шиворот. Но и прекратить кое-какие дела со стороны этой братии было необходимо. Ладно, до осени затянется...
Об авторах этой засылки. Леонид Нефедьев бывает блистателен и тонок, но иногда годами он больше работает кистью, как художник, и тогда он проходит через сбои, но в потенции литературного он отчаянно силен! Сергей Юрьевич Черепанов сейчас более предприниматель, но судьба этой книжечки интересна. Набирали ее на компьютере в славном городе Тель-Авиве, после чего он ее тиражнул в Киеве. Его адрес даю особо: 252005, г. Киев-5, ул. Красноармейская, 45, кв. 115
О Наталье Никишиной скажу, что она уроженка гор. Воронежа, росла в интернате, сейчас житель города Киева, окончила литературный институт, мать двоих детей, издана через международный фонд "РАХ". Ее нынешний адрес: 253139, г. Киев-139, ул. Вильде, 6, кв. 63
(Нынче главный редактор журнала «С тобой» – широко известна как «женский» писатель, в журналах «Натали», «Академия», «С тобой» и др.)
О себе. Сейчас приуныл... Через три года полувозвратился во вторую семью, а там – сиро и нерадостно. Проблемы надуманные, пустые, больше от правителей с нечеловеческим лицом, которые так отуродовали нашу и без того сложную жизнь. Вот и бываю теперь в семье только мелкими перебежками. А так, как видно, полной дороги назад не существует. Рад бываю возвращаться домой и работать до очертя головы. Но и дома у меня вечная заноза – уже старенькая еврейская мама Тойба, которая вбила себе в голову, что из этого Ада дорога только одна – на тот свет и ни о каком переезде в Израиль и желать не хочет. Она гордая советская дура, которая позволяет мне извиваться в конвульсиях нищеты и уродливо искать удавку себе на шею. Но такими гвоздями их сделали прошлые идиоты. А нынешние правители и вовсе желают поскорее отправить все наше старичье на тот свет. Да и нас тоже заодно. В это время не писать – просто преступление, но и писать хочется нечто особенное.
Создавать, например, некий Космический свод законов для тех, кто думает не только на завтра и на сейчас, а на тысячи лет после нас... Хотя это и бред с точки зрения наших нынешних политических скопцов, но, да только я так уже себя устроил и тех, кто оказался со мной – до ста киевских литераторов. Нас уже не могут игнорировать, но закрывать нам рот – этого сколько угодно. Наше вызревание в нечто новое несомненно подконтрольно. Кто они – новые Иуды Искариоты? Да вполне мордатые сытые рожи, любящие кикбоксинг, но почему-то ползающие на "поэтов"... Сомнительно, чтобы за стихами. Пройдут годы и где-нибудь в карцере они расскажут нам в камерах-одиночках зачем они к нам приходили... Хотя чисто внешне ТПЛ "Воспарение" процветает и даже завело Творческий Абонемент, через который я то и дело что-нибудь рассылаю тем, кто еще окончательно не зачах.
Сегодня нам нужны издатели, и это просто замечательно, что в Воронеже есть Вы. Иное дело, подойдем ли мы Вам, но Ваши присланные однажды газеты радуют. Теперь о Будущем. В любом случае, оно у нас есть. А прерваться насовсем не однажды пытался и я, чаще чисто теоретически. Поведенное время дает поведенные нервы, но страдает литературный процесс. Поэтому, чтобы не страдал процесс – пишу много и регулярно и заставляю это делать других. Авось пригодится! Вам же желаю отменного здоровья и Воспарения Души! Амен, код амен! С глубоким уважением, Веле Штылвелд.

ДОКУМЕНТ №9: Исх. 350/1689 от 18.07. 1994 г.
На конкурс от ТПЛ "Воспарение" – Леонид Нефедьев, 48 лет. 253166, г.Киев-166, ул. Маршала Жукова, 37, кв. 142
Шолом, Вадим Анатольевич! Прежде всего простите, что "малиновый рай-ад", всего пополам, поворотил меня из Киева за добрых сто верст, где я и пребывал с семьей целых десять дней. Однако, сразу по приезду в Киев, я сразу же и связался с Виктором Владимировичем Шлапаком и услыхал о Вас и Вашей супруге много лестного да к тому же понял, что и Ваши предпринимательские дела имели обоюдный успех. Вот и слава Богу! Все дело в том, что я вечный литературный агент без тех огромных амбиций, которые мне нескромно приписывают порой мои литературные недруги...
А впрочем, у кого их нет??? Я очень и впредь стану желать Вам невероятных издательских успехов, так как мы в Киеве все-таки настаиваем на создании международной писательской ассоциации русскоговорящих. Если в России – это иногда может показаться не совсем лепо, по типу масло масляное, то побывав у нас, Вы наверное смогли сами увидеть то явное убожество, в которое нынче ввергается "великий и могучий"... От этого становится иногда страшно. Отсюда и вызревающие время от времени планы что-нибудь предпринять хотя бы там, где это еще может быть возможным...
Не теряю надежды на то, что наше сотрудничество будет длительным и обстоятельным, а поэтому посылаю фотографию, где на одной из поэтических тусовок можно увидеть и мою скромную личность (я отметил ее на обороте стрелочкой). Вызрела при участии Спиридонова Юрия Николаевича и публикация в "Интересной газете", которую я Вам тоже пересылаю на этот раз. Лето в маковке, я снова уеду из Киева на полторы-две недели. Кто-то по гороскопу обещал очень неторопливый год. Возможно, что так оно и есть, но... не для меня. Все время я в каком-то хорошо отлаженном импульсе, который требует от меня регулярных усилий.
Я не ропщу при этом. Это мой жизненный допинг, без этого я уже не могу, хотя и больно порой мозолю функционеров из Союза писателей. Похоже, что наиболее рьяно я воюю за молодых, которых хотят купить за членство в Союзе писателей... Страшное в этом смысле время. Ведутся не все, но ведь ведутся из-за нищеты, безработицы... И только конкурсы, подобные проводимому Вами, хоть на йоту что-нибудь да меняют, и потому желаю Вам того, что и Вы бы себе желали: здоровья, присутствия Духа и крепкого упорства. Мир Вашему дому! А штыл андер вельт!! С глубоким уважением, райтер ТПЛ "Воспарение" Веле Штылвелд.

ДОКУМЕНТ №10: Исх. 377/1706 от 30.07. 1994 г.
Уважаемый Вадим Анатольевич! Досылаю Вам "Эротизмы" Леонида Нефедьева, а также для информации в области издательской политики киевскую газету "Рандеву", хотя особливой конкретности в подаче информаций у нее нет. Пожелал принять участие в конкурсе поэтов Владимир Ковальчук, "киевский мудрец", как принято его называть в Киеве среди своих. Его координаты: 252025, г.Киев-25, ул.Стретинская, 4/13, кв.19, тел. 212-05-19, спросить Владимира Игоревича Ковальчука. (Член политбюро славянской партии Украины, скончался в конце прошлого ХХ-го в. – Веле ШТЫЛВЕЛД)
Отдельным письмом посылаю свою книгу поэтических раздумий "Малиновый мед". Как и всегда только в рукописи. Средств на издание не было, и нет. Но верю, что и эта тихая, мудрая книга сегодня нам всем нужна. Она вызревала у меня в те дни, когда Вы были в Киеве, а я в силу обстоятельств семейного свойства трудился у своей бывшей супруги на даче. В эти июльские дни мне приоткрылся Космос. Почему-то думаю, что не зря. Мечтаю хотя бы этот мизер по объему где-то издать. С тем и остаюсь. Привет Вашей семье от Виктора Владимировича Шлапака. С глубоким уважением, ваш Веле Штылвелд. А штыл андер вельт! Мир Вашему дому!
Прилагается макет книги "Малиновый мед. Книга поэтических раздумий".

ДОКУМЕНТ №11: Исх. 412/1741 от 12.08. 1994 г.
Шолом, Вадим Анатольевич! Сегодняшнее письмо чисто рабочего содержания. Еще одно литературное имя: на сей раз Дик Амии (Дмитрий Иванович Курманский многолетний выпускающий редактор журнал-газеты «Всё о бухучёте») , чьи интересы представляю сегодня я. Это происходит по ряду причин. Оба мы педагоги. Ему – 25, мне 40. Он преподает в младших классах, но постоянного адреса из-за темперамента своей сестры не имеет. Сегодня он уже трижды дядя, и письма из его почтового ящика пропадают. Если бы не эта проза, то я бы предоставил Вам его адрес.
О своем рассказе-протоколе "Даун-блюз на асфальте": написан только вчера, но за день его перечитало до сорока человек. Есть в нем какая-то зловещая правда о том, как может выжать Творца порно-шоу-бизнес. Этот рассказ-протокол написан если не на фактическом, то на том бездуховном материале, который обычно присутствует в самой атмосфере многих сегодняшних издательств, где сам Творец предполагаемых шоу ни в коем случае не берется в расчет. Хотелось бы, чтобы этот рассказ-протокол не показался снобизмом.
Книга рассказов Аркадия Давидовича заинтересовала "Лель-ревю". Речь может идти о безгонорарных публикациях (не было? – Вадим Булатов). Но зато успех в Украине и можно попасть в Украинскую и мировую эротическую энциклопедию, которые пытается издавать "Лель" на украинском языке. Вот, собственно, и все последние киевские новости. С глубоким уважением, руководитель ТПЛ "Воспарение" Веле Штылвелд.

*** Амен код амен – изустное(!) каббалистическое выражение-заговор – у христиан аналог: «да минует меня чаша сия», но в более широком смысле, вроде, да не коснется меня неотвратимая длань провидения, черная рука рока и т. д. Обычно в Средневековье информационные сообщения каббалистов заканчивались подобным образом, как бы кодируясь на добро – комент Веле ШТЫЛВЕЛДА

ДОКУМЕНТ №12: Исх. 412/1741 от 12.08. 1994 г.
Несколько слов об авторе Дик Ами. Публиковался в киевских журналах "Эроклуб" и "Ренессанс", на его слова написаны циклы городских романсов. Аудиокассеты с записями песен Дика Ами набирают популярность в Украине. (так и не набрала – женился, заземлился, остепенился, ушёл в бизнес-круги да там и застрял в сытости повседневной – Веле ШТЫЛВЕЛД)
Дик Ами – один из основателей Творческой Поэтической Лаборатории "Воспарение". Творческие интересы Дика Ами представляет Веле Штылвелд.
Личная подпись автора: подпись.
Подпись литературного агента: подпись 12 августа 1994 г.

(продолжение следует)