ДЕКАМЕРОН

(отрывок)

Раньше я увлекался женщиной с темными волосами.
Целыми днями читал японцев, торчал у моря.
Раздражался бездельем, визгливыми голосами,
устраивающими перекличку: Соня, Аркаша, Боря...
Женщина предпочитала пляжу косые скалы,
напоминавшие издали свалку бурых комодов.
Когда мы соприкасались, ей часто бывало мало
и она трепетно восклицала:" как быстро проходят годы".
Август на взморье был вял и скучен. Парад каштанов
осыпал бульвары своею сырою, лаковою картечью.
Снег можно было представить фуражками капитанов,
облепившими пристань с неясной сухою речью.
Через четыре недели мы с ней расстались.
Наконец-то выдался южный колючий ливень.
На прощание мы даже, помнится, не целовались.
Я полагал, что она влюблена. О, как же я был наивен.


Время спустя, в апреле, я встретил одну шатенку.
Она, по традиции, показалась неглупой и очевидно старше.
В ресторане я долго гладил ее коленку
и, хмелея, воображал, что же случится дальше.
Потом я ее провожал по мокрому тротуару.
Пересказывал какую-то ерунду из французской прозы.
Намекал, что мы бы составили неплохую пару,
и что жизнь это сплошные метаморфозы.
Мы подошли к подъезду. Она к губам приложила пальчик.
Разволновалась, выронила помаду в лужу,
и шепотом проговорила "Вы очень забавный мальчик,
но уже так поздно и мне надо вернуться к мужу.
Может быть, вы и правы, что жизнь - это метаморфозы,
но мне этого не понять. Это всего лишь строчка".
Я напоследок узнал, что ей нравятся асфадели, еще мимозы
и что сейчас сильно температурит дочка.


Лето было пустым, тянущимся и упорным
в своей неизменной сине-зеленой гамме.
В зеркале я казался себе почти не живым и вздорным,
как неудачный портрет в полинявшей от солнца раме.
Вечерами я захаживал в гости к своей соседке.
Она угощала меня то клубникой, то жирными голубцами.
Что-то там лепетала о рыбе в сети, и о птице в клетке,
и прошлых мужчин называла свиньями и подлецами.
Когда дожди колотили по шиферным океанам
и листва становилась похожей на цветные заплаты,
соседка уединялась с одним и тем же романом
одного популярного аргентинца, нобелевского лауреата.


В октябре я встретил ее веселой, с большой корзиной
видимо, полной грибов (сверху пестрел платочек).
Она сообщила, что вышла замуж за старенького грузина.
"Если б ты знал до чего он милый и не похож на прочих".




Боровиков Пётр Владимирович, 2006

Сертификат Поэзия.ру: серия 913 № 44830 от 15.05.2006

0 | 9 | 4032 | 06.12.2022. 07:51:34

Блестяще...

Грустные метаморфозы...а написано как всегда мастерски...
С уважением till

Пётр,

отлично как всегда. Необыкновенно подмечены бытовые детали. Стих сочный.

Ваш,

Александр

Еще одно убедительное подтверждение больших выразительных возможностей выверенного ритма и точной рифмы.

Прекрасно написано, но для ДЕКАмерона еще семерых не хватает :)

Петр Владимирович! Мне очень понравилось. Ненавязчивая образная система, четкая графика, если это слово можно применить к поэзии, читается с интересом. Геннадий

    В жизни я уже не жду перемен
    Нина Моисевна мне родная жена давно
    До неё у меня была другая… (Софи Лорен)
    Она мне сказала как-то: вы мне нравитесь… но…


:о)))bg

PS
Вованыч, не знаю как шатенки, но по слухам блондинки поутру много страшнее брюнеток...
по этой причине Софи Лорен и Нину Моисеевну я ни на кого не променяю…
но возможно ещё и потому, что я – двулюб…
:о)bg

Порадовали, Петр Владимирович, спасибо!
Т