У. Шекспир. Сонет 37

Как рад старик-отец, чей отпрыск юный
Резвится, полон силы и огня,
Так, согнутый ударами Фортуны,
Твоими благами утешен я.

Пусть красотой и благородной кровью,
Вдобавок к состоянью и уму,
Ты наделен, — тогда и я, любовью,
Причастен к изобилью твоему.

Я не презренный, не хромой, не бедный —
Ведь от великих совершенств твоих
Мне обладать довольно тенью бледной
И я живу частицей славы их.

Всё лучшее в тебе пусть воплотится —
И мне стократно в счастье обратится.


As a decrepit father takes delight
To see his active child do deeds of youth,
So I, made lame by Fortune’s dearest spite,
Take all my comfort of thy worth and truth;
For whether beauty, birth, or wealth, or wit,
Or any of these all, or all, or more,
Intitled in thy parts, do crownиd sit,
I make my love ingrafted to this store:
So then I am not lame, poor, nor despised,
Whilst that this shadow doth such substance give,
That I in thy abundance am sufficed,
And by a part of all thy glory live:
Look what is best, that best I wish in thee;
This wish I have, then ten times happy me.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!