ДИССИДЕНТСКИЙ ТРИЛИСТНИК

Дата: 30-11-2001 | 15:20:13

1
АЛЕКСАНДРУ ИСАЕВИЧУ СОЛЖЕНИЦЫНУ

Вермонт. Пишу на плахе,
Потому что бумаги под рукой просто не оказалось.
Александр Исаевич, Ваши Архипелаги
Повсеместны, что подтверждает малость
Его владений. Лучше – леса Канады, пустыни, скиты.
Что остается в жизни? – Писать иконы.
Это – от состраданья. Вернемся к Слову
Господа нашего Иисуса Христа.

К слову сказать, и я нахожусь на плахе.
Ах, Александр Исаевич! Мало влаги -
пульс не задерживают заусенцы.
Видно, нынче еще не рубили –
Так, сама от росы намокла…

Господи, вспомни сына своего – Даниила!
Весело отражают летящий топор - стекла.

2
ПРАГА

Чудо советской техники в Праге 68-го.
Только не слышно песенки времени золотого.
Разные флаги, разные – лица и выраженья.
Чудо в кишках у Праги напоминает жженье.
- Я-то хотел свободы…
- Сказано: возрожденья.
Вам уже заказали Ваше предназначенье.
Ах, Александр Дубчек! Ах, Людовиг Свобода!
Могут быть два обличья у одного народа.

Прага 68-го. С козырей взятки гладки.
Сказано беспонтово. Что ж, собирай манатки!


3
РУССКИМ ЭМИГРАНТАМ

Я оставлял друзей на больничных койках.
В Риме, Париже, Лондоне, до - Вермонта.
Их, болевших только жаждой свободы
И умиравших от ностальгии - в их годы!
Что их ждало - неУмерших, ждет - умЕрших?
Все - от стихов до мата - писать умевших.
Где те отличья, что в жизни их отличали?
У их врагов - обелиски, статьи, медали...
Значит, и там они будут биться башкой об стену
Ада, крича туда им, уже в геенну.
Значит, и там они жить покойно не стали...
Что нам не дал Господь, то мы сами взяли.
Прежде всего - беспокойство и с ним - надежду
В собственный разум, в больший, чем настоящий
К слову "любить" мы прибавили слово "нежно",
Не изменяя сути, за ним стоящей.
Так мы и стали людьми на больничных койках
В джинсах, в шинелях, в пижамах в полоску, в тройках...
Что нас всех ждет от Парижа до - Оренбурга?
Освобожденье. И стих какого-нибудь драматурга.

1990

Хорошие. Некоторые рифмы в последнем - не очень... Но в целом - здорово.

Ольга