ПАМЯТИ ТЕДА ХЬЮЗА.


Угольный Йоркшир – «вересковая пустошь»,
снова осень болотной мглой затопляет шахты,
черно - белый квартал, ты его не отпустишь,
ставя мат в облаках, наподобие шахмат
королю златопевцу. Недвижимые в этой части
Англии профили белой масти.

Ветер заклеил наглухо арок бардовых рты.
Опечатал снаружи листвой отсыревшую комнату,
только лампа настольная раскаляется, помня ту
твою нежную гостью, освещая ее черты,
которые тоже давно уж с теми,
обращенными в тени.

Вас пробуждал шум мертвецов в низине.
Запазухой кролик морзянкой передавал вам дрожь.
Лиловый архангел в серебряном лимузине
катил мимо вас, распевая в дождь;
то ли блюз с придыханьем, то ли псалмы
Давида.
Ты не дожил до зимы.
Обида?
Возможно, но ты ведь там,
где снега
гораздо больше, чем нам
даровали с неба.

Тебя всегда обличали, как бабника и повесу,
но в аббатство в твою годовщину пришли к тебе девять муз,
и когда Уэсли Карр торжественно начал мессу,
ты с небес улыбнулся, я знаю, Хьюз.
потому говорю тебе Тед: «До встречи».
ибо как же нелепы последних времен штрихи:
потушить горящие в твою память свечи,
или сжечь в них рождественские стихи?




Боровиков Пётр Владимирович, 2006

Сертификат Поэзия.ру: серия 913 № 42116 от 15.02.2006

0 | 3 | 2779 | 06.12.2022. 06:37:20

Мне очень понравилась концовка. Вот это поэзия! Как говорил один известный писатель, поэзия- это не то, что в строках, а то, что между строк. Ваш Геннадий.

Как всегда мастерски!