Композиторы

Дата: 30-01-2006 | 01:26:36

Cinema. Ференц Лист


Как сегодня холодно! Извёсткой
Свет возлёг на облучённых звёздах.
Значит – время: в кронах деревянных
Задник осени просвечивает. Воздух
Виснет подле кольцами кальяна.

Мы гуляем по старинной зале.
Два рубля за посещенье залы.
Нам администраторы сказали,
Что сейчас переучёт Валгаллы.

Там в теплицах – влажный смех растений,
Липкий пар сражений, пир солдатов,
Плоть валькирий, нибелунгов тени,
Змий из приусадебного сада.

Зёрна слов на жерновах Фортуны.
Перья речи на колёсных спицах.
Рим штурмуют ассистенты-гунны,
Прокуратор пробует напиться.
Дубль закончен, а грабёж всё длится.

Там всё жарче нам с тобой! у Листа
Во Второй Рапсодии к финалу
Так же нарастает темп, статисты
Вносят солнце и рассвет. Устало

ты встаёшь, отходишь прочь. «Юпитер»
гаснет. Обожглась ты, неумело
прикурив бычок. Дрожит омела
под лопаткой. Ты забыла свитер.
Вряд ли он согреет моё тело.


Реквием королю для
альта и струнных. Пауль Хиндемит

Альт говорит:
Но музыка есть только ремесло
Усилья воли мастера, не схема,
Но точная картина мирозданья,
Модель существованья человека…

Хиндемит говорит:
Так тему повело
и вывело, и получилось – тема
и цель моя, и путь мой,
и заданье:
составить нот и звуков картотеку…

Звук говорит:
Пока в пространстве
не было меня,
лишь пустоты бездумное молчанье,
я в недрах звезд,
как вспышка, созревал,
готовясь дом грядущий заселить…

Томас Манн говорит:
из темноты выходит,
чтоб сменять
и подменять свободное
звучанье
дагерротипом, тенью…

полый зал
готов к премьере Фауста
принять,

но музыкант из ямы оркестровой
не видит неба и музыки новой.

P. S. Да и на сцене новый дирижер
не оживит планет и неба хор.
29.02.04



Хоэфора. Шопен

Смотрит старуха
Слепыми глазами,
Сумрачным слухом
Ловит за нами
Эхо молчанья:
Голос немотный,
Горькое знанье
Памяти нотной.

Это Шопена
Слезы и раны,
Бегство из плена
В обетованный
Край полнолунья, –
Отблески рая.
То ли колдунья,
То ли святая.

30.03.05



Вальс. Георгий Свиридов

И плачешь, и светлые слезы свои
Печали и счастья...
И нити воздушной и легкой, его соловьи:
И скрипка, свирель и валторна…

И легкой десницы родная рука
В безбрежном и мертвом и чуждом…
И чистая нота – порука, пока
Еще живы – с небес, коемуждо

Ответь же, и память свою приклонив,
Проси, окаянный, прощенья
У белых озер и померкнувших нив,
И голых дерев опустенья.

Но музыка, музыка, Боже, спаси!
Еще протяни хоть на терцу
По чистой моей, по уставшей Руси,
Как ноту хрустальную к сердцу.

16.12.2005

Саня, первая вещь - весьма.