ПРОГУЛКИ ПО КИЕВУ. Прогулка третья

Дата: 14-01-2006 | 22:12:35

Не отлучался столп облачным днём
и столп огненный ночью от лица народа.
Исх., 13, 22

Окраины города, остовы чёрные,
Окалины воронов на небе рваном,
Оскаленных ворогов бранные раны,
Тела без названий и души удушенных,
Скелеты деревьев и склепов разрушенных...
Странно:
Куда я попал? Что за мир беспризорный
Со всех колоколен бушует в меня?
Со всех подворотен, силками кляня,
Зовёт и грозится судьбой поднадзорной,
Сожженным минувшим, смиреньем позорным,
Призваньем обманным, душой иллюзорной...
Откуда здесь я?
Криком выкрикну ль,
скомканным
в дрожащих губах,
криком, суженым
к горлу:
Откуда я здесь?
Это ль – город?..
Не помню,
Как я проходил без надежды и суженой
По городу нежному, вьюжному, южному,
Как в самости тела, беспечно, бездушно
Я жил, не ценя сладкий воздух огня...
... Мне душно ...
Распластанный воздух огнищ и пожарищ,
Как сеял и жал на пространствах тюрьмы,
Всё к свету стремился сквозь стражников тьмы,
Сквозь сыпь фонарей, сквозь коросту неонов
Не видел ожогов на кожа полей,
На теле асфальтов, каким фараоном
Ты предан, мой город? Гробницы детей
Каким крысоловьим напевом одаришь,
И чем пепелища свои отоваришь?
Мне страшно среди беспричинной толпы,
Мне душно на ярмарках и балаганах,
Мне страшно и странно:
Откуда здесь мы?

Мне страшно всё бросить, забыться невольно...

Андреевской церкви бескрылый полёт,
Толпа прокаженных, балет колокольный,
Алтарь во Владимирском, Демон крамольным,
Владимир с крестом – я спасен! – и довольно
Метаться по памяти жизнь напролёт!

Так сладко забыться, влюбиться привольно!
По городу – хохот, вино, хоровод...

Ах, это опять Pождество! Пляски ряженых,
Волы развлекаются в стойлах отверженных,
Поют мертвецы в саркофагах острожных,
Разрушены башни и в городе стражи нет,
Отравлены ясли, мы порче подвержены,
И сладко любить и любить невозможно,
И кто это?
Кто это
в колокол бьёт?
И что это?
Что? – мне мерещится, что ли:
Над пастбищем города – белое поле,
Над пастбищем мира снегами метёт?..
И бойкая тройка звенит бубенцами,
И бесы вприсядку идут молодцами
По снегу босому...
Пушистым песком,
Желтком мирозданья бегу, зыбконогий,
Откуда я здесь?..
Это ль я, без тревоги,
Без муки, истерики, выкрика, страха ,
По пляжу несусь к просветлённой воде,
Срывая свою оболочку с рубахой...
... Цыплёнок разбил скорлупу сознанья ...
Я в мир вырываюсь, не ведая, где
Теперь я и что это – Днепр? это – город?
Егo придыханье, струящийся говор?
Над морем деревьев – поветрье раздора,
Поверье пожаров, и горя, и мора,
Сквозь горы деревьев, сквозь горькие взоры
Куда нас несёт?
Это ль – День приговора?

Сквозь сыпь фонарей, сквозь коросту неонов
Не видно ожогов на теле твоём,
Мне преданный город, каким фараонам
Ты продан, мой город, зачем и почём?
Во время какое, ты – Рим или Троя?
Народу ль чужому, врагу ль своему?
... Цыпленок склевал пирамиду по зёрнам... ...
… Считатель ждет рифмы к "по зёрнам"? – "позор
вам!'
Я щурюсь, мечусь, я понять не могу –
Сирень ли пылает на том берегу?..
Под хохот купальщиц в ангинном бреду,
Под хохот геттер в Гефсиманском саду, -
Откуда я здесь? – на снегу, на бегу,
На золото Лавры золою бегу.
Там хата – в обугленных стенах, там – мать,
Там воздух отравлен, там сладко дышать.
Откуда я здесь? Лица ль, тени ль, иконы?
Как Он далеко, но ни звука, ни стона!
Ни неба на небе, ни звёзд, лишь одна
Надсмотрщицей чёрной, горчичной сиделкой,
В полынном дурмане на полой сопелке
"Осанну" дудит над агонией дня.
Распродано небо, закончена сделка,
Откуда здесь я?

А в сладкой реке и тепло мне и мелко,
И можно барахтаться в хляби и влаге,
И в Бабьем Яру, и в школьном овраге,
И франтом пройтись по бульварам бумаги.
Откуда я здесь?..
Среди горнего света:
То ль – огненным столп, то ль – с распластанных веток
грифонов и гадов струятся тела...
Горячая грелка на коже ознобной...
То ль с дерева мира, то ль с дерева зла,
В постель мою падает тяжкая мгла,
Помпейской лавине подобна...
Пятнистые ленты беспомощно вьются
в зубчатых ладонях силка...
Холодная грелка на коже горячей...
Горящие птицы слетят с потолка
возмездьем незрячим...
Приблизятся, клюнут в глаза, распадутся...
Змея – на пригрудье да жезл – на блюдце,
На шарфе – петля да цикута – в стакане,
Да красные стены в далеком тумане...
На Байковом кладбище – там, на краю –
Мой дед, моя совесть... Я в небе стою,
И вижу-не вижу, как в славе и силе
То ль – огненный столп, то ли – облако пыли
ползет по державе и что там такое? –
Нет города, Лавры, реки, только поле –
То в жёлтом снегу, то в прозрачном песке.
Откуда я здесь?
Столько страха и боли
В одном моём теле! Неужто же я
Стал городом прежним, но как без меня
Я сам отказался от света, сирени,
Купальщиц, воды, Гефсиманской судьбы,
Паденья, мученья, прощенья, паренья,
любивших меня, разлюбивших – увы!
Бежавших от пепла, прошедших пески,
забывших о нас, непришедших оттуда,
где нам не бывать, где – не вспыхивать, где
не клясться золою, не клясть пепелища,
где мёртвые нас ни за что не отыщут,
где мы не отыщем живущих, где без
змеиного жезла не слышно небес,
не видно земли, и, –
ломая колени,
в падучей, в мольбе (умоляю – снеси
и эти слова, в – Никуда, в – Ниоткуда,
в – Безумие, в – Ожидание чуда,
в – Спасение, в – Веру с лицом травести,
в – Безверие даже, в – Ничьё и во мне
живущее – вражье...)
Прости мне, прости!
В колючей воде, в беспросветном огне
Ору – упаси этот город, спаси!
Пускай без меня, отлучи меня, буду
Отверженным, ряженым, всем что ни есть:
Шутом, прокаженным, но город мой весь
Спаси, сохрани и помилуй...
Откуда
Я здесь?

Александр! Я не хочу подвергать это произведеие какому-то анализу, потому что нахожусь под впечатлением прочитанного. Мощь поэтического голоса, полные экспрессии рваные строки, рефреном повторяющееся "откуда я здесь?" Очень и очень! Геннадий.