КОНСТАНТИНУ КАВАФИСУ



Безжалостно, безучастно, без совести и стыда
воздвигли вокруг меня глухонемые стены.
Я замурован в них. Как я попал сюда?
Разуму в толк не взять случившейся перемены.
(К. Кавафис « Стены»)


I

Я упорно искал тебя, но не нашел,
там, где в бархатном сумраке взвившийся шелк,
у бедра танцовщицы,
обжигал кровожадные лица
на пестревших коврах
мусульман.
Ветер с моря елозил в песках,
проверяя свой азимут в белых дырявых носках,
продавцов целлулоидных рыбок.
В ливне прятался рынок,
и фонтаном сухим серебрился
кальян.

II

Я искал тебя ночью, не чувствуя сна,
и, звенящей змеей извиваясь, вползала струна
мандолины в ушное отверстье.
И как-будто отверзся
мозг для песни
благой.
Только в йодистой ряби ползущей реки,
в облаках камыша отражались мои двойники:
глинобитные хижины, птицы.
Эхом голос царицы
в листьях пальм говорил мне:
изгой.

III

Ты, который любил эту яркую смесь:
куполов, минаретов покорность хиджабов и спесь
молодых лесбиянок,
стены в крупных изъянах,
наркотический сон,
беренИк.
Как шатался в тумане твой пыльный квартал,
где любовник твой также часы коротал,
как и ты, медитируя с вазой,
пораженной проказой,
и софизмы твои речь пускали
в тупик.

…………………………………………….

1

Обратясь к твоей тени, преследующей вчера,
перед каждым окном в темноте робея,
я бы видел абрис твоего чела,
кружащийся над колонной сырой Помпея.

2

Здесь светило, утратив свое тепло,
меркнет с ознобами малярии.
И все, что в горле твоем текло,
стало кровью Александрии.

3

Привокзальная площадь. Прощальный взмах
абрикосовой ветки. В твои чернила
погружался с руладами Каллимах,
всплывая облаком в ряби Нила.

4

И, листая столетьями стены вдоль,
нищих улиц, сводящих с ума от зноя,
воспаленным зрачком разгрызая соль
твоих строк, я шептал бы одно лишь – Зоя.






Боровиков Пётр Владимирович, 2006

Сертификат Поэзия.ру: серия 913 № 41034 от 11.01.2006

0 | 3 | 2624 | 06.12.2022. 07:27:26

Спасибо, Пётр! С тёплом, Сёма