неуловимое

Дата: 17-12-2005 | 14:23:56


… … Давно это было. В конце семидесятых, начале восьмидесятых. Я только что получила университетский диплом, горела желанием поделиться полученными знаниями и… попала в общество книголюбов, созданное при Хабаровском управлении полиграфии и книжной торговли. Активней и инициативней книголюбов в те годы никого не встречала, потому что книги тогда были… Да вы все сами знаете, чем тогда были книги…
… … Мы даже создали университет «Книга» (для этой цели я ездила в командировку в Москву перенимать опыт у Центрального правления ДОК). Мы мечтали научить людей грамотно любить книгу. В нашем университете собирались очень интересные люди, преподаватели вузов, ученые, журналисты, артисты… Слушали великолепные лекции по истории книги профессора С.Пайчадзе, да и сами друг другу были интересны, а на десерт слушатели получали возможность приобрести вожделенное, новенькое, обалденно пахнущее типографской краской издание. Но вот времени на организационные моменты у нас ни у кого не было, поэтому мы выбирали себе помощников из самых активных… Тех, которые всегда есть при любом благом начинании и мечтающих быть максимально приближенными к … Чему ? Ну, к «избранным», что ли что, если можно так сказать…, к тем, что у руля… Короче, к «своему кругу», как говорят нынче …
… … Среди них была такая Людмила Н. По образованию инженер в деревообрабатывающей сфере, с кучей связей во всяких потребкооперациях, с задатками массовика – затейника, всегда при деньгах и на супермодных платформах… Она с завываниями читала стихи поэтов серебрянного века, путалась и в именах, и во временах - Кирсанов и Хлебников в её воображении жили где-то в одном доме и в одном месте. Но … никто так быстро не оформлял стенды, не организовывал конференции, не находил деньги, как она… День, когда я её разглядела полностью, был для меня каким-то неуловимым предчувствием краха нашему начинанию, но только предчувствием, и я , к сожалению, к нему не прислушалась…
… … После вечера, посвященного уже не помню кому, Леониду Леонову, что ли, Людмила подошла ко мне с вопросом, может ли она в благодарность за организацию мероприятия получить от меня приглянувшуюся ей книгу.
- Какая же книга вам приглянулась, Людмила Александровна?
- Да вот у вас была такая… Француз один написал… Про известную балерину… Жорж Санд….
… … Обалдевшая до потери дара речи я протянула ей книгу Андре Моруа «Жорж Санд»…
- Это писательница, Люда.
- Да какая разница! – ответила мне книголюбка… В городском отделении её ещё в прошлом месяце распределяли, а вы всё тянете…
Потом я уже и не могу вспомнить, как это случилось, Людмила оказалась членом правления и стала принимать самое активное участие в распределении книг. Присутствующие на этом мероприятии должны были иметь железные нервы. Кандидатов в обладатели вожделенных томиков и подписок эта книголюбка отбирала по каким-то только ей понятным достоинствам . Не забуду, как она настаивала на отказе в книге Манфреда о Наполеоне нашему старенькому ученому-биологу, страстному собирателю исторических сочинений, Иосифу Ефимовичу Троппу.
-Ну что он сделал для нашего общества? Что?,- вопрошала она, тряся растопыренной ладошкой перед нашими носами…
-Ну как что?, - пытались мы её урезонить. – Тропп высокообразованный человек, с ним просто беседовать – равносильно получению дополнительного образования…
- А мне не надо такое дополнительное образование, мне достойным активным людЯм надо книги дать!!!
Потихоньку, потихоньку эти активные люди заполонили все первичные организации, университет превратился в место обмена книгами, налаживания нужных связей. Интеллигенция ещё какое-то время организованно пособиралась под «два прихлопа, три притопа» общественного правления Университета «Книга», потом незаметно так разгруппировались по интересам и стали собираться кто в Доме актера, кто в писательской, кто просто у меня дома… А потом я в 82 году пошла служить в военный институт, где и по сей день зарабатываю на пропитанье… Книги перестали быть дефицитом, домашняя библиотека у меня постоянно пополняется, однако, случайных книг в ней нет… С кем-то из книголюбов я встречаюсь и по сей день, кто-то покинул город, кто-то ушёл в мир иной… Но от тех дней у меня осталось непреходящее отвращение ко всяким пирожникам, пытающимся тачать сапоги…. И то, что я предпочитаю больше просто прислушиваться к мнению профессионалов, чем участвовать в спорах с дилетантами – это именно оттуда.
… … А вот почему эти воспоминания именно сейчас догнали меня , конкретно объяснить не сумею, какое-то неуловимое предчувствие повторения пройденного, что ли...

Лена, на больную мозоль... Дописываю повесть, где вывела, да простит мне Бог, одно издательство... Не буду называть место, да и в вых. данных - паспортная фамилия. Ситуация в других издательствах (не во всех) не лучше. Я, с 17 лет в издательском деле, и была шокирована, что в одном из престижнейших изд-в Москвы редакторы - сплошь учителя истории или русского языка, вплоть до нач. школы, ни одного специалиста, авторов берут по знакомству (соседку по даче, например). Тексты чудовищные, вроде: "Фаберже приехал в Петербург со своими яйцами...", "Росистая свежесть утра наполнялась курлыканьем улетающих журавлей, которые летели как по устойчивому расписанию..." "Родители Иисуса Христа" и тому подобное. А я имею за плечами хорошую школу, "Науку", например, помните "Литпамятники". Больно. Дилетантизм нагло завоевывает позиции не только на книжном рынке... Но это уже другая тема... Вопрос "Что делать?", который Вы все-таки между строк задали и конкретно "где", я поняла как риторический, то есть Вы его уже задавали, ну и Вам ответили... или молчат... А Татьяну Бек жаль...
Если вы мне скажете, что нет связи между всем написанным выше и этим печальным фактом, то я не соглашусь. Это - плата.
С Богом.