ФЛОРЕНТИЙСКИЙ ЭСКИЗ


Подобная безумная жара
была еще во времена Козимо.
В трезвоне слов и в шорохе пера
Флоренция является незримо
журчаньем Арно, скрипами лесов
и башенною поступью тяжелой,
каким-то дробным эхом голосов
торговцев сувенирами и колой.
Зигзаги переулков немоту
задерживают туго на миноре,
и мрамор звезд пришпиленных к кресту,
отсвечивают в куполе дель Фьери.


Здесь, заполночь покинув желтизну
горячей мостовой с цветною расой,
неторопливо тянешься ко сну,
манящему прохладною террасой.
Гостиница украшена плющом.
На столике настурции с клубникой;
глотая воздух, золотым лещом
вдоль набережной шаркаешь безликой,
фигурой инородца из вчера,
при фонарях читающего книжку.
Подобная несносная жара
сулит не вдохновенье, но одышку.


В полдневный зной не выгнать из тени
ни акварель, ни кружева, ни лица
красавиц длинноногих, ни семи
нагих скульптур. Под сводами Уффици
закуривай свои "кэмэл" и присядь
на серые щербатые ступени
с сознанием, что ты сюда опять
вернешься, и не может быть сомнений
в судьбе, в стране и в канувших веках.
Махни рукой, как Джотто колокольней,
всем на прощанье. В глупеньких стихах
ты выскажи, что нет прямоугольней


и правильней Флореции в пустых
открытых окнах. Ночью в одиночку
пересчитай соборы и мосты,
допей вино и можешь ставить точку,
да повтори черноволосой мгле,
покачиваясь в комнате на кресле,
что нет другого места на земле,
где мертвые так явственно воскресли




Боровиков Пётр Владимирович, 2005

Сертификат Поэзия.ру: серия 913 № 40149 от 11.12.2005

0 | 1 | 2126 | 06.12.2022. 07:21:52

И я представляю себе Флоренцию Медичи, Лоренцо Великолепный, Боттичелли, гуманисты. Собор Санта Мария дель Фьоре. Великая эпоха.

С БУ
АЛ