"Ну не казнись, не растравляй..."

.........* * *

Ну не казнись, не растравляй,
Ведь швы – с изнанки.
Пусть сызнова пошьёт Гиляй
Жилет из нанки,
И век спустя (и два еще б)
Узрит все то же,
Как юбилей не скрыл трущоб,
Лишь подытожил.
Не так ли ты, святыни чтя,
Беля фасады,
С водою выплеснув дитя,
Скулишь с надсады?
Так хватит строить на крови,
На честном слове,
Покуда нет зерна любви
В твоей полове.
Покуда в каждом есть изъян,
А Бог – не в каждом,
Спасёт ли летопись из ям
Своих сограждан?
Молясь за все грехи Руси,
Не выжить в стужу.
Начни с себя.
И воскреси.
Хотя бы душу.

©2004

Оля! Оглушительные стихи! Буду перечитывать. Каждая строфа - отдельное глубокое стихотворение. А я опубликовал последнее свое: "Не на костер..", так мало того, что строчку негодную сейчас заменил, вообще, как говорится, не дотянуться. Искренне. Геннадий.

Большому поэту - большие темы!
Только один вопрос:
С водою выплеснув дитя,
Скулишь с надсады? т.е. с перенапряжения? или с досады?
Спасибо, Ольга.

С БУ.

"турки строят муляжи святой руси за полчаса..."...да...как фасады не бели, Русь не воскреснет, пока не воскреснут души людей.
С уважением till

Глубокое, искреннее и сильное стихотворение. Очень созвучное моему состоянию. Спасибо, Оля.

Вовремя я открыл и-нет: что надо - есть! Привет, Олюшка. Сергей хорошо заметил по поводу не только нынешних стихов на вечную тему "Россия".
*Покуда в каждом есть изъян,
А Бог – не в каждом...
Мда... Модные афо(Е?)ристы отдыхают.
Тут, собственно, практически каждая строка бьёт то по невежеству, то по гордыне (что синонимы) - сужу, как водится, по себе. Наверное оно от суеты всё... Суета - от маловерия... В общем цепочка тянется, пока, по-моему, не обрывается любовью. Без неё вообще всё - тлен. Пока дойдёт...
До встречи!

Вот, наконец, добрался и рад этому безмерно. Произведение это, безусловно, достойно избранного.
С уважением, Гриша.

Олечка, копирую сюда мою рецензию с конкурса "Поэзия".

Начну рецензию с чистосердечного признания автору.
Представил себе, что я - участник какой-нибудь игры с викториной... И вот предложили опознать автора этого стиха по одной строфе или по всему тексту - не суть... И времени дали не больше одной минуты... И вот я напрягаю всю свою память и слух ... И... дважды прокалываясь, выбываю из игры или получаю штрафные за прокол... Почему дважды? Да потому что не только не угадал автора, но даже принял его за представителя не прекрасного, а сильного пола... По содержанию, по духу, по дерзости использования знаменитого размера я озвучиваю свою догадку как минимум двумя знатными именами: Анатолий Жигулин, Борис Чичибабин... По какому признаку? Ответом на этот вопрос должна стать предлагаемая рецензия...

Начну... со второго признания автору и читателям: зачин стихотворения сослал меня в Гугл, Яндекс, Рамблер... читать о Гиляровском, о его 150-летнем юбилее в декабре 2005 года... Пришлось воскресит в памяти, читай - в душе, гениального журналиста, незаурядного писателя и человека... Спасибо - это было истинное удовольствие - и биография, и фотографии, и мемуарные странички Паустовского - дядя Гиляй ожил, воскрес...
Теперь - прямиком к стиху!
Прямая речь... Второе лицо... Обращение, но к кому? К близкому человеку? Или к себе? Оказывается, это не столь важно...Более того - в этом приёме - особый эмоциональный потенциал: мы слышим живую речь и вправе считать себя её адресатом. Рассказ о себе во втором лице - не редкость в поэзии:

Ты в мир, застенчив, по-медвежьи,
Вощёл, ему не нагрубив,
Но объективно был мятежен
Как непохожий на других.

Это Евтушенко - о себе.
Но у Пахомовой не рассказ, а прямая речь... Прямая речь, гно не с самого начала, а как бы её самый горячий кусок откуда-то с середины... И мы только догадываемся о том, что было сказано до этого " Не казнись, не растравляй!"... Это - особое мастерство: не говоря ни слова, вводить читателя в контекст большого разговора.
И представляться читателю не в лоб, не как ведущий телешоу, а как бы исподволь - одним из посетителей какой-то юбилейной выставки, а на поверку - кровно причастной к "Москве и москвичам" несравненного Владимира Гиляровского:
И век спустя (и два еще б)
Узрит все то же,
Как юбилей не скрыл трущоб,
Лишь подытожил.

Так завершается экспозиция, завязка этого стихотворения, а у нас, читателей, впечатление такое, что мы уже давно тет-а-тет с автором - в зоне его доверия и на волне его духовных тревог.
А тем временем автор немногословно, но с истовым бесстрашием самосуда продолжает:

Не так ли ты, святыни чтя,
Беля фасады,
С водою выплеснув дитя,
Скулишь с надсады?

Есть в этом риторическом вопросе черты не единичного портрета. Не один единственный человек " чтит святыни, белит фасады, выплёскивает с водой дитя"...И эта духовная надсада - не единична. И даже если ты не там, а далеко, то эта авторская обнажённая прямота всем строем стиха не оставит тебя равнодушным, возьмёёт в свой оборот, причастит... Кто -то на другом форуме пытался присоветовать "досаду" вместо "надсады", но Оля Пахомова скорее снимет весь стишок, чем изменит себе... Ей хватило одной строфы, чтоб подвести нас к кульминации - к единственно возможному диктату нравственного императива:

Так хватит строить на крови,
На честном слове,
Покуда нет зерна любви
В твоей полове!

Перед нами катарсис чистого христианского сознания, ищущего не компромисс, а выход из того духовного кризиса, в котором оказалась постперестроечная Россия, вскочившая на рыночные рельсы с тяп-ляп уложенными шпалами... Где же, в чём видится автору выход, хотя бы его начало?

Молясь за все грехи Руси,
Не выжить в стужу.
Начни с себя
И воскреси
Хотя бы душу...

Мне остаётся только пригласить читателя этой рецензии перечитать стихотворение Оли Пахомовой, автора двух книг стихов, обещающей в этом году подарить нам свою третью книжку.