ЧУЖАЯ РЕЧЬ

Отец, Отец, ты почему молчишь?
Неужто «правда» означает – «тишь»,
И наш язык язычески свободно
Способен не сказать о чем угодно?

Всю ночь шёл дождь. За окнами шумела
Земля, её поверхность то и дело
Скрипела и трагически дрожала
Под кипой капель — голосом металла,
Карнизом за окном.
О чём сей дождь?
И ночи речь, и почему в проёме
Окна, как в помутневшем водоёме,
Плывут, мерцая плавниками звёзд,
Таинственные рыбы в чудный рост?

Зовут их тучами. А кто зовёт меня
Из сердцевины гаснущего сада?
И как досель зовусь я Александром,
Когда проиграны все ноты за века,
Отторгнуты от неба, как скафандром,
Присутствием чужого языка
Все песни неба.
В глубине дождя
Не влага – звуки, шёпоты, слова,
Приписанные миру и едва
Вплетенные в его косноязычье.
Повсюду ночь, и небо, и величье
Мне чуждых сил, мне неизвестных рыб,
Зверей протяжных и с повадкой птичьей
Светил, летящих на светила. Ты б
Сегодня тоже стала беспредельной,
Когда б хватило мудрости и сил
Войти в мой дом. Я в темноте скудельной
Грудь распахнул, я настежь слух раскрыл,
Сорвал с очей чернильную портьеру,
И свет обрёл, и в белом свете – Веру
В Гармонию, и в хаосе дождя
Услышал музыку и принял как дитя.

А ты прими, прими мои заклятья:
Своей земли и славу и проклятье
Оставь земле и возвратись в объятья
Небес и туч и листьев, и дерев,
Чтоб немотою душу отогрев
Услышать смысл любви, который
Превыше смысла, но в свои просторы
Ты рвёшься горней речью и теплом,
Оставив мне за окнами не гром
И град, слова лишь «гром» и «град».
Здесь названное глуше во сто крат
Свободного. А там, в твоих чертогах,
Что значит Звук? Скажи мне, ради Бога,
Что там – любовь?
Там безъязыкий дождь
Её целует ласково как дочь.

Александр! Я просто обалдел. Такого потока лирической энергии из души в душу я давно не ощущал. Спасибо! Геннадий.