СКАЗАНИЕ О МАРИИ (Глава VII, ч.3)

Дата: 21-03-2005 | 10:55:05

3

Мы в гору шли
на кладбище и к храму
Мимо бревенчатых
и каменных домов.
Казалось,
обсудили всю программу,
Своих
несогласованных умов.

Но Маня пройдённую
тему воскресила,
Сказав, что Петр
её разбередил,
И не поправиться ей
было б некрасиво,
Ведь с нею
неизвестность впереди.

"Вот стыд какой,
сгореть могу дотла!
Про Колю-то
из Головковых наших,
Вы знаете,
ведь я Вам солгала,
Он числится,
как без вести пропавший.

Родителям пособий –
никаких,
И, хотя трус из Коли
был немыслим,
До самой смерти
допекали их
Расспросами,
а нет ли тайных писем?

Но то они,
кто любит перегиб.
А так, соседи,
даже те не знали.
Все думали:
погиб да и погиб,
Покамест обелиск
не заказали.

Военкомат –
ну, просто на дыбы:
Не велено,
нельзя без похоронки.
Чтоб Колину фамилию
пробить,
Такие нам пришлось
пройти задворки!"

Нелегкая
посмертная судьба
Тех, чьи досье спят
под лубянским домом!
На них,
в себе таящая раба,
Страна могла б ответить
только стоном.


ОБЕЛИСК


Тот стон не раздался, взметнулся
Мильоноголосным взрывом
Над смертью нелепой и гнусной
В подвалах, в тайге под Нарымом,
На рудниках, на каналах,
На островах Соловецких
В землях больших и малых,
В тюрьмах, в барачных мертвецких,
В спец- и товарных вагонах
С лесоповалов, с этапов,
С пеших степных перегонов,
Со скользких охотских трапов.
И вскоре новой волною,
Военной, тот возглас прошёлся
Над задымленной страною
От тех, кто с войною не счёлся,
От тех, кто в тот день необутым,
Не застегнув гимнастерки,
Упал безоружным утром
У батарейной каптёрки,
От тех, кто так и не понял
В рассвет темноту тупую,
От тех, кого дерзкая удаль
Толкнула под глупую пулю,
И от того, кто досадно,
Не дотянув километра,
Преодолел круги ада
И злобу свинцового ветра,
Когда не хватило до жизни
Полста оборотов винта
Или совсем не лишних
Двух-трех витков бинта.
А смерть была отвлечённой,
А жизнь реальной и близкой –
Считать его исключённым
Из офицерского списка!

Но, если такое принято
Согласно верховным устоям,
Душе, на земле отринутой,
В небе не знать покоя!
В тверском захолустном болоте
Я жду тридцать лет и три года,
Забытым в своем самолёте,
Войны окаянной исхода.
Как в мёртвой петле, в кабине
Я таю вниз головой
И мне не взлететь отныне
Над полем с болотной травой.
Как будто бы изо дня в день
Планету на крыльях влачу,
Ужели я брошен затем,
Что шарик не всем по плечу?
Ещё ордена не опали,
Бинты ещё стиснуты в пальцах
И мой киттихаук в опале
Не должен со мной рассыпаться.
Найдите меня, найдите…
Пусть мать моя знает всю правду
И старый теперь уж родитель
Не пишет в архивы доклады.
"Мы по заявленью родителей
Сына пропавшего без вести…"

Найдите меня найдите…
"Наш сын был примером смелости …"
Я здесь в новгородском болоте,
В квадрате 15/08,
В подбитом своем самолёте…–
"Мы власти районные просим
Уже тридцать лет и три года,
Покамест хватает сил нам:
Внесите фамилию сына
На памятник у завода…"

Неужто мне тлеть обречённым
Навечно без обелиска…–
Считать его исключенным
Из офицерского списка!

"Он первым был на экзамене
И воевал, как велено,
Два ордена Красного Знамени,
За Сталинград орден Ленина ,
Мы просим у вас не подмогу, –
Дурной не сносить нам молвы…"

А мне не хватило немного –
Витка вкруг своей головы.
Найдите меня, найдите…
"Не просим мы разных пособий…"
В машине зовёт каждый винтик…
"Не льгот пенсионных особых,
Но в списки погибших добавьте
Фамилию нашего сына
К тридцатой победной дате…"

Моя боевая машина
Прости, что тебе привелось
Терпеть как болотная тина
Съедает безжалостно гроздь
Кровавых пылающих звезд…
"Считали мы ночи и дни…"
Ананьев, мой тёзка ведомый
До нашего аэродрома
С горящим крылом дотяни,
Скажи, я бинтую здесь раны
На льду новгородских болот…
"Вы нам говорили, что рано
Теперь не один прошёл год…"

Слабеют тяжелые руки
Нет сил на последний виток…
"Мы знали одни только муки
С тех пор как пропал наш сынок …"

Дай весточку хоть омрачённую
Моим опечаленным близким…–
Считать его исключённым
Из офицерского списка!

Найдите меня, найдите,
В руках моих бинт нескончаем…
"Вы нас, стариков, извините,
Но спать мы не можем ночами,
Нам снится сынок наш погибший
В своём боевом самолёте
И нас он не видит, не слышит
И кровь на его отвороте…"

Вы слышите, однополчане,
Комэска второй эскадрильи,
Мы спали на общем топчане,
Пропеллеры в небе крутили,
А, если теряли друг друга
Порой в неравном бою,
То как бы нам не было туго,
Дрались за победу свою.
И гибель была настоящей,
Когда за пределами сил
Федотов свой факел горящий
В пылающей Волге гасил,
Когда обречённый Кукушкин
Последним виражем своим
Отвел от тверской деревушки
Полнеба закрасивший дым…
"Спросите любого в поселке
О нашем всем памятным сыне,
Известность его не умолкла
С тридцатых годов и поныне.
Друзья его все молодыми
В сражениях не уцелели,
Позвольте ему вместе с ними
Остаться на памятной стеле…"

А ты, что писала влюблёно
Стихи и от сердца записки…
Считать его исключённым
Из офицерского списка!

Со мной при погоде нелётной
Делился кто женским уютом,
Чей бинт намотал я неплотно
Тогда, в роковую минуту,
И если б не белая кочка,
И если б не кровь на глаза…
"Мы просим, впишите сыночка!
Для нас стариков, как бальзам,
На камне заветная строчка,
Дающая право слезам…"


ПЕСНЯ КОЛИ ГОЛОВКОВА

Я в канун Рождества
Сорок третьего года
Приземлился в места
С невылазной природой.

Мне мотор прозвенел
Лебединую песню,
Устремляясь к земле
После драки небесной.

Пала наша звезда
На болотный ольшаник.
Я в тебе навсегда,
Дорогой мой подранок.

Ни дорог и ни троп
К нам никто не проложит.
Ты мой крест, ты мой гроб
И мой памятник тоже.

Мне с тобой почивать,
Погружаясь в планету,
Никогда не узнать
Нам про нашу победу.

В нее верит страна,
Я, в страну свою верю,
Допускаю, она
Не заметит потерю.

Кто бы правды не скрыл
За туманной завесой,
Нас помянут орлы
В голубом поднебесье.





.................никогда не узнать нам про нашу победу......
Это можно..прочувствовать только поставив себя на ИХ место.:((((
Как же Вы, Виктор..выдерживаете эту боль...(берете огонь на себя):((( Читать - сравнительно(!?) легче.

Выдержки Вам
Л.

Жаль, что всё затоптали
Пустоглавые ноги –
Вместо кладбища встали
Танцполы на дороге.

Не понимаю, Виктор, как можно всё это забывать и предавать. В одном городе (да и не в одном городе) вместо кладбища – парк культуры с танцплощадкой. Такие архитекторы тупо прочитали бы Ваши стихи – и ничего в их душе не отозвалось бы. (насчёт замечаний – те же).

С уважением,
Ирина.

Очень больно читать. И когда пишутся такие строки, уверена, сердце тоже болит. Муж рассказывал, как они, школьники помогали доставать из витебских болот самолет, и как летчик рассыпался в прах в кабине. И до сих пор находят и самолеты в наших болотах, и танки, а чьи-то сыновья, отцы до сих пор числятся пропавшими без вести.
И Обелиск, и Песня Коли Головкова написаны замечательно. Очень понравилась эта часть.
Небольшое замечание-вопрос:
- а смерть была отвлечённой а жизнь реальной и близкой - м.б. два "а" - это Ваш прием?